Школьная пораО травле в школе

Модератор: Наталька

Аватара пользователя

Автор темы
Ривьера
Сообщения: 679
Зарегистрирован: 27.08.2010
Откуда: coast
Вероисповедание: православное
Дочерей: 1
Профессия: housewife
О травле в школе

Сообщение Ривьера » 16 янв 2011, 12:55

Психолог Л.Петрановская о школьной травле.

Детки в клетке
http://ludmilapsyholog.livejournal.com/79076.html

Детки в клетке-2
http://ludmilapsyholog.livejournal.com/79336.html

Детки в клетке-3
http://ludmilapsyholog.livejournal.com/79388.html

Детки в клетке-4
http://ludmilapsyholog.livejournal.com/80996.html
О типичных ошибках, неверных убеждениях и стратегиях, которые часто приводят к тому, что ситуация травли консервируется или даже усугубляется.

1. Ждать, что само пройдет.

Само не проходит. У детей до подросткового возраста - точно, позже есть небольшой шанс. Если в группе найдутся достаточно авторитетные дети (не обязательно лидеры), которые вдруг увидят эту ситуацию иначе и решатся заявить о своем видении. Возможно, не полностью прекратить, но сильно уменьшить травлю это может. Я такое несколько раз наблюдала, и сама когда-то участвовала. В нашем классе сильно травили мальчика из не очень благополучной семьи, очень жестоко, он считался "вонючим" (был энурез, как я теперь понимаю). Били, обзывали, отнимали портфель, в общем, по полной программе. Жалко его было всегда, но это воспринималось как данность, неизбежность - ведь "он такой". Учителя тоже в основном пытались давить на жалость, что дела не улучшало. А потом, классе в 6, вдруг накрыло осознание, что так нельзя. Что просто нельзя и все, независимо от того, какой он. Ощущение холода между лопаток от 30 взглядов, когда я иду через весь класс и сажусь рядом с ним (на это место НИКТО и НИКОГДА добровольно не садился), я не забуду всю жизнь. И шепот "С вонючкой села! Сама провоняет!". В общем, это было почти социальное самоубийство с моей стороны. Но внутри было это вот новое чувство, и выбора не было. Как бы я теперь назвала, мораль проклюнулась. Как раз в 12. И ничего, обошлось. Поудивлялись и приняли как факт. Видимо, мораль начала не только у меня уже прорезаться, дети были умные. А мальчик потом приходил ко мне домой, я его по русскому подтягивала, очень интересный оказался, вежливый и читал много. Как-то потише стало вскоре с травлей. Не полюбили его, конечно, но обижали меньше.
Но до 12 с собственной моралью у детей слабовато (еще и мозг не созрел). И задавать им моральные ориентиры обязаны взрослые. Дети в этом возрасте очень готовы их услышать и принять. И наоборот, в подростковой группе взрослый может и не справиться, если там уже сложилась, так сказать, "антимораль". По крайней мере, ему будет гораздо труднее.

2. Оправдывать, объясняя

Объяснений, почему возникает травля - воз и маленькая тележка. Здесь и потребность возраста, и давление закрытой системы (школа, тюрьма, армия), и групповая иерархия (альфы-омеги), и личные особенности детей (например, пережитый опыт насилия, приведший к виктимности или агрессивности). Все это очень важно и интересно, и безусловно стоит изучать и понимать.
Но. Если из всего этого делается вывод: "так что же вы хотите, вот ведь сколько причин, потому и травят", это и есть оправдывать, объясняя. Травля в конкретном классе, от которой страдают прямо сейчас конкретные дети - не вопрос научных изысканий, это вопрос морали и прав человека. С этой точки зрения пофиг, кто какая буква. Будь ты хоть трижды альфа, будь он хоть сто раз странный и "не такой", травить не смей!
Если в голове взрослого такого твердого убеждения нет, и он в упоении от собственной проницательности "анализирует причины", вместо того, чтобы дать определенную оценку и выдвинуть требования, остановить травлю он не сможет. Это как раз было в нашем случае, когда учительница на все мои разговоры приводила примеры, как дети, которых травят, отличаются от других детей в классе и вот, мол, все поэтому. И мне не хватало твердости четко сформулировать, что все это очень интересно и, может быть, и правда, только никакого отношения не имеет к вопросу обеспечения психологической безопасности детей во вверенном ей классе. И когда она прибегала к излюбленному ходу "Нет, а вот скажите, а со своего ребенка Вы, значит, совсем снимаете ответственность за эту ситуацию?" мне давно надо было сказать: "Совсем. Она никого не била и не травила, а такой, как все, быть не обязана".
Кроме того, причины часто столь глобальные, что устранить их невозможно, Скажем, агрессию в обществе или насильственность и закрытость школьной системы. Или вот дети, обделенные любовью родителей и потому самоутверждающиеся за счет других, всегда были, есть и будут. Это не значит, что надо терпеть травлю. Надо ставить цели скромнее: нет задачи изменить причины, есть задача изменить ПОВЕДЕНИЕ конкретной группы детей.

3. Путать травлю и непопулярность.

Подмена проблемы. Никто никому не обязан, чтобы его все любили. Не могут быть все одинаково популярны. Суть травли - не в том, что кто-то кого-то не любит. Суть травли - НАСИЛИЕ. Это групповое насилие, эмоциональное и/или физическое. И именно за это отвечает взрослый, которому доверена группа детей. За их защищенность от насилия.
Многим детям, кстати, и не нужна особая популярность в классе, они вполне без нее проживут. Они могут быть от природы интровертны, застенчивы или просто душой принадлежать не к этой, случайно собранной по административному признаку, а совсем к другой группе. Они хотят одного - безопасности. И имеют на нее полное право.
Педагоги, сводящие все к непопулярности, часто искренне стараются исправить дело. Они обращают внимание группы на достоинства жертвы, пытаются повысить ее рейтинг особыми поручениями и т. д. Подобных предложений было много в комментах. И это все очень мило и действенно, при одном условии: травля как насилие УЖЕ прекращена. Тогда да, можно грамоты на стенку вешать. Если нет - все и любые достоинства жертвы в глазах группы, захваченной азартом травли, будут мгновенно превращены в недостатки. Выиграл олимпиаду - "ботан". Помог кому-то - "подлиза". Нарисовал хорошо -- "художник-мазила-мочи Левитана". Все в таком духе. В грязной атмосфере насилия не пробьются ростки интереса и уважения. Сначала надо провести дезинфекцию.
Эту ошибку, кстати, нередко поддерживают детские книжки и фильмы. Типа, соверши подвиг, впечатли всех, и жизнь наладится. Если дело только в непопулярности - может быть. Если идет травля - нет. И даже может быть наоборот. Как-то я общалась с девицей, со смаком вспоминавшей, как они в каком-то лагере для детей-мажоров травили Яну Поплавскую, которая вип-родителей не имела, а путевку ей дали после успеха фильма про Красную Шапочку. Травили "чтобы знала, что она все равно не нашего круга, хоть и артистка". Сама девица была похожа на крысу, если честно.

4. Считать травлю проблемой жертвы

Конечно, явственно страдает именно жертва. Те, кто травит, прямо сейчас могут выглядеть очень довольными собой. Однако важно понимать, что страдают в результате все.
Страдает жертва, получившая опыт унижения, отвержения и незащищенности, травму самооценки, а то и нарушения эмоциональноо развитии из-за долгого и сильного стресса.
Страдают свидетели, те, кто стоял в стороне и делал вид, что ничего особенного не происходит, и в это самое время получал опыт бессилия перед властью толпы и стыда за свое слабодушие, поскольку не решился вступиться и поддерживал травлю из страха самому оказаться жертвой. В комментариях много было такого опыта. Этот опыт иногда может быть полезен для подростка, у которого уже есть достаточно сил для морального выбора. Приводили примеры, как испытанный острый стыд заставлял что-то делать. Но для ребенка младшего возраста такой опыт всегда травматичен и разрушителен, стыд загоняет его в угол, и все. Это все равно как насильно ставить ребенка на ноги до того, как они достаточно окрепли. Будет искривление костей.
Страдают преследователи, получая опыт шакалов в стае, или опыт кукловода, опыт безнаказанности, иллюзию своей силы и правоты. Этот опыт приводит к огрублению чувств, отрезанию возможностей для тонких и близких отношений, в конечном итоге - к деструктивным, асоциальным чертам личности. Пиррова победа, которая потом обернется одиночеством и положением изгоя во взрослом коллективе, где никто уже не станет особо бояться такого "булли", а вот общаться с ним особо не захочет. Даже если он будет успешен и станет начальником, счастья в его жизни будем немного, носи он хоть сплошное "Прада", как известно.
Наконец, это все плохо для группы в целом, для ее эффективности, способности справляться с трудностями. Насилие - страшный пожиратель энергии, ни на что другое сил у группы уже не остается. В том числе и на учебу.
Так что если это не вашего ребенка травят - не думайте, что лично у вас нет повода для беспокойства. Не говоря уже о том, что тлеющая подолгу травля всегда прорывается вспышками настоящего насилия, как это было в случае с дочкиным другом. И тогда абсолютно любой - в том числе и ваш - ребенок может оказаться "назначен" группой исполнить ее волю и "дать ему как следует". Он сам потом не сможет объяснить, почему так озверел и почему сделал то, что ему вовсе не свойственно. Ну, а дальше варианты. Либо он сам рискует совершить серьезное преступление, либо доведенная до отчаяния жертва даст отпор и…

5. Считать травлю проблемой личностей, а не группы

Это подход типа "все дело в том, что они такие".
Чаще всего приходится слышать, что жертва - "такая" (причем неважно, в негативном ключе: глупая, некрасивая, конфликтная или в позитивном: одаренная, нестандартная, "индиго" и т. д.).
"Козлом отпущения" может стать каждый. Это иллюзия, что для этого надо быть каким-то особо ненормальным. Да, иногда и так бывает. А иногда и вовсе наоборот. И вообще как угодно. Очки (веснушки), толщина (худоба), национальность, бедная одежда -- все пойдет. Да, есть качества, которые способствуют закреплению этой роли -- чувствительность, обидчивость, просто повышенная ранимость в этот период. Есть и особый случай детей виктимных, переживших насилие и так привлекающих внимание к себе. Но в общем и целом причина травли -- не в особенностях жертвы, а в особенностях ГРУППЫ. Один и тот же ребенок может быть изгоем в одной группе и своим в другой. Или перестать быть изгоем в той же самой за короткий срок, скажем, после смены классного руководителя.
Так же не имеет смысла сводить причину травли к качествам тех, кто травит: они "звери, гаденыши, быдло, наглые отпрыски нуворишей" и т. п. Опять-таки, конечно, роль инициаторов травли часто берут на себя дети не самые благополучные внутренне. Но одних только их качеств недостаточно. Я много раз наблюдала, как самые отъявленные травители, случайно оказавшись с дочкой вдвоем, например, на продленке, мирно с ней играли. И опять-таки, при смене взрослого лидера или позиции этого лидера по отношению к происходящему нередко "эти сволочи" поразительно быстро меняют свое поведение, хотя, конечно, не могут так стремительно решить свои внутренние проблемы илиповысить свой культурный уровень.
Эта ошибка лежит в основе попыток преодолеть травлю путем "разговоров по душам" или "индивидуальной работы с психологом". С жертвой ли, с агрессорами ли. Травля, как любое застревание в деструктивной динамике - болезнь группы. И работать надо с группой в целом. То же относится к попыткам "взять за грудки". Это может защитить конкретного ребенка, но группа, вкусившая "крови", тут же выберет другую жертву. Просто убрать жертву или зачинщика, все сведя к их личным особенностям, тоже не факт, что поможет - действо вполне может продолжиться с другими исполнителями главных ролей.
Пытаться решить проблему травли, решая личные проблемы действующих лиц - все равно что пытаться решить проблему аварий на дорогах не разумными ПДД и контролем за их исполнением, а развитием у каждого отдельного водителя скорости реакции, вежливости и любви к ближнему. Конечно, помогать детям решать внутренние проблемы тоже нужно, но это работа долгая и в ситуации актуальной травли невозможная обычно. Надо сначала прекратить травмирующее воздействие, а потом уж лечить.

6. Давить на жалость

Пытаться объяснить агрессорам, как жертве плохо и призывать посочувствовать. Не поможет чаще всего. Только укрепит их в позиции сильного, который хочет казнит, хочет милует. А жертву обидит, унизит или подкрепит ее беспомощность. Особенно если это мальчик. Я про это писала в книжке "В класс пришел приемный ребенок", там, где история Тимура. Очень частая ошибка.

7. Принимать правил игры.

Это самое важное, пожалуй. Ошибка -- выбирать между виктимностью и агрессией
Любая ситуация насилия провоцирует именно этот выбор. Либо "меня бьют, потому что я слабый, и всегда будут бить". Либо "меня бить не будут ни за что, я сильный и бить буду я". При всей кажущейся разнице обе эти позиции сходны. Они обе базируются на одном и том же убеждении о том, как устроен мир. А именно: "сильный бьет слабого". Поэтому если взрослый идентифицируется или подталкивает ребенка идентифицироваться с одной из этих позиций, он тем самым подкрепляет эту картину мира.
Подталкивать ребенка - это значит говорить ему "подумай, в чем ты сам виноват" или "дай ему, чтоб неповадно было". В том и другом случае ребенок получает от взрослого такой месседж: "Мир, знаешь ли, устроен так и другого мира у нас для тебя нет. Ты можешь капитулировать перед насилием, предать себя и измениться так, как от тебя требуют. Им виднее, каким ты должен быть, они сильны, а значит - правы. Или можешь наплевать на собственную безопасность (не бойся!), и озвереть, тогда тебя не тронут. Еще вариант: отрезать от себя чувства (не обращай внимания!) и научиться изображать лицом не то, что происходит внутри. Выбирай, детка!". По сути, взрослый в этом случае солидаризируется с травлей как явлением и оставляет ребенка один на один с ней. Ребенок за всеми этими "Учись налаживать отношения" или "Дай сдачи" слышит: "Тебя никто не защитит, даже не надейся. Справляйся сам, как знаешь"
Собственно, оно, может, и ничего, если, опять же, мы имеем дело с подростком, которому уже пора обретать самостоятельность и рассчитывать на себя. Если до этого у него было достаточно поддержки и если даже сейчас он все же застрахован от совсем крайних проявлений насилия, он может справиться. Тогда, как справедливо кто-то отметил, это будет инициация, опыт болезненный, но ведущий к развитию. Заодно подросток сможет принять собственное решение о том, так или не так устроен мир и готов ли он с этим мироустройством согласиться. Это тоже зависит от того, была ли ему прежде взрослыми предъявлена иная система ценностей и есть ли у него тыл в семье.
Если же ребенок младше, такое поведение взрослых лишает его защищенности и обрекает на преждевременную инициацию. Которую да, сильный ребенок может пройти, но всегда дорого за это платит. А слабый так и вообще ломается. И начинает верить, что "мир устроен так". Такие волны этой детской незащищенности плескались в комментариях к прошлым постам…
Когда я писала, что нужно идти на конфронтацию, я именно это имела в виду. Не конфронтацию с конкретными глупыми детьми, а конфронтацию с правилами игры по которым "сильный имеет право бить слабого". С травлей как насилием, как болезнью, отравой, моральной ржавчиной. С тем, чего не должно быть. Что нельзя оправдывать, от чего ЛЮБОЙ ребенок должен быть защищен -- и точка.
Этот тот самый главный вывод, о котором я уже писала. Без конфронтации здесь невозможно, уговоры не помогут, "командообразование" тоже. Идти на конфронтацию неохота, неловко, нет опыта, потому что сами мы почти все имеем опыт жертвы и/или опыт травящего, и сами мечемся между виктимностью и агрессивностью, достаточно те же комменты почитать.
А надо.
Детки в клетке-5
Так вот, про что можно сделать. Конечно, ситуации очень разнообразны, это общие принципы и шаги.

1. Назвать явление
Никаких "У моего сына (у Пети Смирнова) не ладится с одноклассниками". Когда ребенка намеренно доводят до слез, согласованно и систематически дразнят, когда отбирают, прячут, портят его вещи, когда его толкают, щипают, бьют, обзывают, подчеркнуто игнорируют -- это называется ТРАВЛЯ. Насилие. Пока не назовете своим именем, все будут делать вид, что ничего особенного не происходит.
Дальше нужно понять, кто готов взять на себя ответственность за прекращение этого дела. Признак того, что готов -- как раз готовность назвать травлю травлей. Идеально, если это сразу учитель. Если же он продолжает петь песню про "Ну, он такой" -- придется идти выше. Надо найти того, кто назовет происходящее своим именем. И с него начинать работу. Если это руководитель, пусть отдаст распоряжение и отследит выполнение, или сделает сам, раз подчиненные не способны. Обращаться во внешние инстанции - крайний вариант, но если нет другого выхода, тянуть не надо. В нашем случае только с уровня директора пошли изменения. Директор тоже попыталась играть в игру "а что же вы со своим ребенком не поработали", но после вопроса "То есть вы расписываетесь в том, что ваш педколлектив с травлей ребенка в классе справиться не может?" быстро сменила стиль разговора и мы обо всем мило договорились.
Дальше тот взрослый, кто взял на себя общественность, для простоты будем называть его учителем, хотя это может быть школьный психолог, вожатый в лагере, тренер, завуч и т. д. должен поговорить с группой, в которой происходит травля и НАЗВАТЬ явление группе.
По многим комментам бывших "травильщиков" видно, насколько дети не осознают, что именно делают. У них в голове это называется "мы его дразним" или "мы так играем" или "мы его не любим". Они должны узнать от взрослого, что когда они делают так и эдак, это называется вот так и это -- недопустимо.
Бывает, небходимо описать ситуацию ст очки зрения жертвы. Мне, как ни странно, потребовалось делать это для педагогов. Иначе не получалось вытащить их из "подумаешь, дети всегда друг друга дразнят". Я им предложила представить себе: "Вот вы приходите на работу. Никто не здоровается, все отворачиваются. Вы идете по коридору -- сзади смешки и шепот. Вы приходите на педсовет, садитесь. Тут же все сидящие рядом встают и демонстративно отсаживаются подальше. Вы начинаете контрольную -- и обнаруживаете, что заранее записанное на доске задание кто-то стер. Вы хотите заглянуть в свой ежедневник -- его нет на месте. Позже вы находите его в углу туалета, со следами ног настраницах. Однажды вы срываетесь и кричите, вас тут же вызывают к директору и отчитывают за недопустимое поведение. Вы пытаетесь пожаловаться и слышите в ответ: нужно уметь ладить с коллегами!" Ваше самочувствие? Как долго вы сможете выдержать?"
Важно: не давить на жалость. Ни в коем случае не "представляете, как ему плохо, как он несчастен?". Только : как было бы ВАМ в такой ситуации? Что чувствовали бы ВЫ? И если в ответ идут живые чувства, не злорадствовать и не нападать. Только сочувствие: да, это всякому тяжело. Мы люди и нам важно быть вместе.
Иногда первого пункта и хватает, если только-только началось.

2. Дать однозначную оценку.
Люди могут быть очень разными они могут нравиться друг другу больше или меньше, но это не повод травить и грызть друг друга, как пауки в банке. Люди на то и люди, разумные человеки, что они способны научиться быть вместе и работать вместе без того, чтобы . Даже если они очень-очень разные и кто-то кому-то кажется совсем неправильным. Можно привести применры, что нам может казаться неправильным в других людях: внешность, национальность, реакции, увлечения и т. д. Привести примеры, как одно и то же качество в разные времена и в разных группах оценивалось по-разному. Есть еще классная ролевая игра про кареглазых и голубоглазых, но ее должны проводить профессионалы. А мозги хорошо прочищает.
Конечно, все это получится, только если сам взрослый так искренне считает. Это должна быть проповедь, а не нотация.

3. Обозначить травлю как проблему группы
Когда на людей наезжают, предъявляя им моральное обвинение, они начинают защищаться. В этот момент их не интересует, правы они или нет, главное -- оправдаться. Дети не исключение. Особенно дети, зачинщики травли, потому что очень часто это дети с нарциссической травмой, абсолютно неспособные переносить стыд и вину. И они будут драться, как гладиаторы за свою роль "супер-пупер альф". То есть в ответ на называние травли насилием, вы услышите: "А чего он? А мы ничего.. А это не я." и все в таком духе. Понятно, что толку от обсуждения в таком ключе не будет. Поэтому не надо его вести. Не надо спорить о фактах, выяснять, что именно "он", кто именно что и т. д. Нужно обозначить травлю как болезнь ГРУППЫ. Так и сказать: есть болезни, которые поражают не людей, а группы, классы, компании. Вот если человек не моет руки, он может подхватить инфекцию и заболеть. А если группа не следит за чистотой отношений, она тоже может заболеть - насилием. Это очень грустно, это всем вредно и плохо. И давайте-ка вместе срочно лечиться, чтобы у нас был здоровый, дружный класс. Это позволит зачинщикам сохранить лицро и даже предоставит им возможность хотя бы попробовать примерить роль недеструктивной "альфы", которая "отвечает за здоровье класса". И, чтоособено важно, это снимает противопоставление между жертвами-насильниками-свидетелями. Все в одной лодке, общая проблема, давайте вместе решать.
С детьми постарше можно посмотреть и обсудить "Повелителя мух" или (лучше) "Чучело". С маленькими -- "Гадкого утенка".

4. Активизировать моральное чувство и сформулировать выбор
Резулььат не будетпрочным, если дети просто погнутся под формальные требования учителя. Задача -- вывести их из "стайного" азарта в осознанную позицию, включить моральную оценку происходящего. Можно предложить детям оценить, каков из вклад в болезнь класса под названием "травля". Допустим 1 балл -- это " я никогда в этом не участвую", 2 балла -- "я иногда это делаю, но потом жалею", 3 балла -- "травил, травлю и буду травить, это здорово". Пусть все одновременно покажут на пальцах -- сколько баллов они поставили бы себе? Если это не подростки, "троек" не будет, даже у самых отпетых агрессоров. В этом месте ни вкоем случае нельзя пытаться уличить: нет,на самом деле ты травишь. Наоборот, нужно сказать:"Как я рад, у меня от сердца отлегло. Никто из вас не считает, что травить -- это хорошо и правильно. Даже те, кто это делал, потом жалели. Это замечательно, значит, нам будет нетрудно вылечить свой класс". Так моральная оценка травли становится не внешней, навязанной взрослым, ее дают сами дети.
Если группа очень погрязла в удовольствии от насилия, конфронтация может быть более жесткой. Я описывала прием с "Гадким утенком" в книжке, перескажу здесь коротко. Напомнив детям тот отрывок, в котором описана травля, можно сказать примерно следующее: "Обычно, читая эту сказку, мы думаем о главном герое, об утенке. Нам его жаль, мы за него переживаем. Но сейчас я хочу, чтобы мы подумали о вот этих курах и утках. С утенком-то все потом будет хорошо, он улетит с лебедями. А они? Они так и останутся тупыми и злыми, неспособными ни сочувствовать, ни летать. Когда в классе возникает похожая ситуация, каждому приходится определиться: кто он-то в этой истории. Среди вас есть желающие быть тупыми злобными курами? Каков ваш выбор?".
Этот же прием может помочь родителям осознать, что если травят не их ребенка, а наоборот, это тоже очень серьезно. Их дети находятся в роли тупых и злобных кур, а такие роли присыхают так крепко, что начинают менять личность. Они этого хотят для своих детей?
Для индивидуального разговора с ребенком, не понимающим, что плохого в травле, это тоже подходит.

5. Сформулировать позитивные правила жизни в группе и заключить контракт
До сих пор речь шла о том, как не надо. Ошибкой было бы остановиться на этом, потому что, запретив детям прежние способы реагировать и вести себя и не дав других, мы провоцируем стресс, растерянность и возвращение к старому.
Момент, когда прежняя, "плохая" групповая динамика прервана, раскрутка ее губительной спирали прекращена, самый подходящий, чтобы запустить динамику новую. И это важно делать вместе.
Достаточно просто вместе с детьми сформулировать правила жизни в группе. Например: "У нас никто не выясняет отношения кулаками. У нас не оскорбляют друг друга. У нас не смотрят спокойно, если двое дерутся -- их разнимают.". Если дети постарше, можно разобрать более сложные ситуации, например, то, что люди по-разному чувствительны, и то, что для одного -- дружеская борьба, для другого может быть больно. Это может найти отражение в таком, например, правиле. "Если я вижу, что невольно задел и обидел человека, я прекращу делать то, что я делаю немедленно". Но слишком много, тонко и сложно не надо, по крайней мере для начала.
Правила выписываются на большом листе и за них все голосуют. Еще лучше -- чтобы каждый поставил подпись, что обязуется их выполнять. Этот прием называется "заключение контракта", он прекрасно работает в терапевтических и тренинговых группах для взрослых, и с детьми тоже вполне эффективен. Если правила кто-то нарушает, ему могут просто молча указать на плакат с его собственной подписью.

6. Мониторинг и поддержка позитивных изменений
Это очень важно. В нашем случае это была главная ошибка: я поговорила с директором, та кого-то приструнила, вроде стало лучше и мы не стали дожимать, надеясь, что все постепенно выправится. А оно притихло, но тлело, как торфяное болото.
Очень важно чтобы взрослый, который взялся разруливать ситуацию, не бросал группу. Он должен регулярно спрашивать, как дела, что удается, что трудно, чем помочь. Можно сделать "счетчик травли", какой-нибудь сосуд или доску, куда каждый, кому сегодня досталось или кто видел что-то, что было похожее на насилие, может положить камешек или воткнуть кнопку. По количеству камешков определяется, хороший ли сегодня был день, лучше ли на этой неделе, чем на прошлой и т. д. Да множество есть всяких фишек, тренеры и игротехники их знают. Можно ставить спектакли, сочинять сказки и делать коллажи про "хронику выздоровления", сделать "график температуры! и т. д.
Суть в том, что группа постоянно получает заинтересованный интерес от авторитетного взрослого и по-прежнему считает победу над травлей своим общим делом.

7. Гармонизировать иерархию
Вот теперь пора думать про популярность. Про то, чтобы каждый имел признание в чем-то своем, мог предъявить себя группе, быть полезным и ценным в ней. Праздники, конкурсы, смотры талантов, походы, экспедиции, игры на командообразование -- арсенал богатый, гуляй-не хочу. Чем дольше группе предстоит прожить в этом составе, тем этот этап важнее.
Признак гармоничной групповой иерархии -- отсутствие жестко закрепленных ролей "альф", "бет" и "омег", гибкое перетекание ролей: в этой ситуации лидером становится тот, в той -- другой. Один лучше всех рисует, другой хохмит, третий забивает голы, четвертый придумывает игры. Чем больше разнообразной и осмысленной деятельности, тем здоровее группа.
Ну, это уже из серии "совсем хорошо". Даже если так прям не получается, достаточно мирного, спокойного сосуществования, а реализовываться дети могут в других местах.

Как-то так. Никакой тут нет Америки и непонятно, почему учителей чему-то такому не учат. Конечно, есть множество осложненных ситуаций, например, агрессивное поведение жертвы, или устойчивая виктимность, или поддержка травли родителями. Но это уже надо вникать и думать, как быть в данном случае. А общую стратегию я примерно описала.
http://ludmilapsyholog.livejournal.com/81492.html

Всем мамочкам совуетую ознакомиться. :chelo: На всякий случай.
Много можно интересного услышать, если почаще молчать.

Реклама
Аватара пользователя

Лунная Лиса
Сообщения: 14250
Зарегистрирован: 25.08.2010
Откуда: из ребра Адама
Вероисповедание: православное
Дочерей: 2
Образование: высшее
Профессия: дворник
Ко мне обращаться: на "вы"
:
Призёр фотоконкурса
Re: О травле в школе

Сообщение Лунная Лиса » 16 янв 2011, 23:31

Ривьера:Всем мамочкам совуетую ознакомиться. На всякий случай.
Спасибо. :chelo: :chelo: :chelo:
"В главном единство, во второстепенном свобода и во всем любовь"

Аватара пользователя

Эль Ниньо
Сообщения: 6584
Зарегистрирован: 12.09.2011
Откуда: Казахстан
Вероисповедание: православное
Сыновей: 1
Дочерей: 2
Образование: среднее
Профессия: чтец
Ко мне обращаться: на "ты"
Re: О травле в школе

Сообщение Эль Ниньо » 16 ноя 2013, 14:51

http://www.pravmir.ru/dralsya-li-iisus- ... chishkami/

Дрался ли Иисус Христос с мальчишками?
Как относиться к травле ребенка в школе? Можно ли решить эту проблему и как? Историю из жизни рассказывает Илья Аронович Забежинский.

Мальчика бьют в школе. Ему десять лет.

Начался пятый класс. За спиной начальная школа. В прошлом уже осталась первая тоталитарная учительница, которая держала их всех за одну большую шкирку. В настоящем — новая для них взрослая гимназия. Молоденькая классная руководительница. Широкие коридоры. Свобода.

Мальчику десять лет. Он пошел в школу, когда ему было шесть с половиной. Те три мальчика, которые его бьют — его одноклассники. Так получилось, что они пошли в школу почти в восемь. Сейчас им больше одиннадцати.

Что-то такое смутное начало происходить в их жизни. Не только старая тоталитарная учительница виновата. Не только молодая новая классная. Не только свобода. Что-то на двенадцатом году жизни начало переменяться уже внутри.

Захотелось сочно так и свободно начать материться. Захотелось внимание привлечь окружающих. Захотелось показать всем, а вон он я какой. Захотелось силушку свою явить — эх, расступитесь! И остроумным тоже прослыть — вона, как смешно.

А мальчик, которого бьют — он самый маленький в классе. Растет почему-то медленно. А тот из тройки, который его бьет — он его на две головы выше. Ну, на полторы-то это уж точно.

Ну, а тот мальчик, которого бьют и который самый маленький — он, кстати, совершенно неспортивный. Тюфячок такой. Пухленький. Косолапенький. Не любит спорта. Но любит умные ученые разговоры. Кино умное. Книжки такие, чтобы порассуждать потом. Так бывает…

Тут надо добавить еще, что мальчик этот ходит в Церковь, верит в Бога и о Боге тоже частенько любит порассуждать.

травля в школе

Так вот этот, который пухленький и который в Бога верит, он сначала с интересом в пятый класс-то пошел. Сначала с интересом. А теперь, через две недели, чего-то ему расхотелось туда ходить. Сначала он терпел эти первые ростки свободы. Все думал, что из учителей кто-нибудь заметит, как его бьют. Ну, привык к прежней тоталитарной учительнице. Привык, что все под контролем. Но тут не то. Тут в средней школе — взрослая жизнь. Кому ты нужен? Кто там смотрит, бьют тебя в настоящий момент или нет?

В общем, он, этот, которого бьют, не выдержал и родителям все рассказал, что происходит.

Что, вот три дня назад тот мальчик, что выше на полторы головы, толкал его на шкафчики в раздевалке. И двое других помогали. Такая игра в живой мячик. А класс стоял и веселился. А чего ж не веселиться, когда один — выше на полторы головы — при поддержке других пониже толкает на шкафчики самого маленького. Весело.

А вот позавчера тот, который самый высокий, собрал одноклассников в коридоре на перемене и они с двумя другими, пониже, стали того, маленького, головой об стену бить. Берут вот так руками за голову и стучат этой головой по стене. Ну, это было тоже чрезвычайно весело. Отчего ж не посмеяться? Нет, ну, правда же, отчего?

Да. А вот вчера они этому, самому маленькому, подножку поставили в коридоре, когда он на урок торопился. А он смачно так прокатился по натертому паркету и тушканчиком таким растянулся в окружении радостных одноклассников. А эти трое подошли к нему, сняли портфель и высыпали содержимое посреди коридора. И все опять веселились. Ну, как тут не веселиться.

И все это с матом. С таким сочным матом. Да и как без мата. Гимназия-то Петербуржская! Славная Гимназия! Гимназии уже 200 лет с лишком. И традиции в ней гимназические очень сильны. Чрезвычайно. И даже премию Гимназии дали несколько лет назад: За гуманизацию образования. Во как!

Ну, а он, этот мальчик, которого бьют, он про гуманизацию ничего вообще не знал. Он просто поднялся, значит, с пола. Штаны, только-только к 1 сентября купленные, отряхнул. Поползал враскоряку, учебники рассыпанные собрал. И от полной, так сказать безнадеги, пошел и пожаловался дежурному учителю.

— Вот, мол, эти меня бьют. И портфель рассыпали. Помогите!

А учительница — она очень внимательно на него посмотрела так и сказала:

— Да-да.

Вот так она очень внимательно сказала:

— Да-да…

Но тут звонок прозвенел. Что делать? Ну, она и говорит:

— Беги в класс.

И сама побежала готовиться к собственному уроку. У нее, в конце концов, собственный урок есть. Это правда.

А мальчик, которого бьют, поплелся к себе в класс.

Ну, а в классе что? В классе — ничего хорошего. Те трое, которые увидали, что тот, маленький, пошел на них жаловаться, они, когда он в класс зашел, закричали:

— А-а-а! Ябеда! Баба!

Ну и объявили ему, разумеется, тут же на весь класс бойкот. Ну, и все тут же радостно так закричали:

— Бойкот тебе! Ябеда! Баба!

А когда урок начался. А маленький этот, он на самой первой парте сидит, по центру — он же самый маленький. Так вот во время урока они этот свой бойкот начали активно приводить в действие. Начали его из трубочек кусочками резинки обстреливать с задней парты. Ну, это, как водится. Это ж такая обычная вещь — стреляться резинкой. Кто сам не стрелялся?

А мальчик этот — он опять учительнице решил пожаловаться. Потому что ему неприятно было, когда в затылок, в уши и за шиворот эти кусочки летят. Он руку поднял и пожаловался.

Ну, и учительница сказала:

— А вот я тех, кто стреляется, заставлю после урока класс убирать.

Но не стала разбираться, кто это стрелялся из трубочки. Потому что некогда. И добавила:

— Хорошо-хорошо, давайте не будем отвлекаться. Я прошу всех быть внимательными.

Ну, это понятно, почему она так сказала. Потому что, материала очень много нового. Программа очень сложная. Можно не успеть. Потому что Гимназия очень сильная. Очень. Материала действительно, много. Тут не до резинок каких-то.

Ну, вот так урок прошел. А потом, на перемене, учительница говорит маленькому этому мальчику:

— Ой, а что ж это вокруг тебя столько мусора? — вот так говорит, — Резинки какие-то валяются. Ну-ка быстренько приберись.

Ну, он чего? Он прибрался, разумеется. Он-то понимает учительницу, кто еще приберется?

Да. Ну, вот так. Ничего нового, собственно, мы в этой истории, дорогой читатель, не обнаруживаем. Совершенно ничего нового. Потому что, во-первых, книжку «Чучело» мы все читали в детстве. И маленькой Кристине Орбакайте в кино сопереживали тоже.

Ну, а во-вторых, потому что сами все в школе учились. Ну и бывали, естественно, не только среди гонимых. Но возможно, и среди гонителей. И уже совсем наверняка, среди тех, которые просто вокруг смеются. Или мимо проходят. Вот так.

Ну, а дома родители этого не самого взрослого в своем классе мальчика историю его злоключений выслушали, конечно, с содроганием. С содроганием — не то слово. Посадили его на коленки к себе. И прижали. И погладили. И попытались утешить. А только мальчик им говорит:

— Я не понимаю, что вы можете сделать в такой ситуации. Я не понимаю. Я думаю, что это будет теперь так всегда. Потому что папа же не пойдет и не побьет их. А учителям — наплевать.

Ну, мальчик, видите, склонен к обобщениям.

А родители не склонны. Им, родителям, надо что-то срочно делать, чтобы сына своего защитить, что ли. Потому что в одночасье его сильным и смелым не сделаешь. И любить спорт больше книжек и умных разговоров за пару дней не научишь.

И вот родители стали рассуждать, что же, мол, делать. Ну, и результатом этих рассуждений стали, как папа их назвал, три пути.

Папа там такой, знаете, любит порассуждать и чего-нибудь попридумывать. И вот он про эти три пути придумал. И вот чего у него получилось.

Первый путь папа назвал «пацанский».

Второй путь «законный».

А про третий пока промолчал. Хотел сразу сказать, да рукой махнул. Попробуем, говорит, сначала первые два.

Вам, может, будет интересно про эти три пути? Если интересно, давайте посмотрим.

Итак, пацанский путь.

Папа сам рос в ленинградском дворе. И папу тоже в детстве били. И папа знает, что поскольку, во-первых, трое на одного. Во-вторых, даже если один на один, то этот, который на полторы головы, все равно сильнее, и с ним в обычной драке не справиться. То выход один. Взять большую железную какую-нибудь штуковину и пере… пере… — папа долго искал нужное слово — и, в общем долбануть так, чтобы впредь неповадно было. Во как.

Надо сказать, что в семье этот метод был уже однажды опробован. Лет этак десять-двенадцать назад, когда в подобную ситуацию попал старший сын, то есть его били в старшей группе детского сада более взрослые мальчишки. Папа тогда посоветовал ему взять на прогулку в садике большую красную железную лопатку и вот также пере…, в общем, долбануть самого главного из них. Что, в принципе и было на следующий день старшим сыном осуществлено. Плохой мальчик умылся кровью. Честь семейная была восстановлена. Был, правда, трудный разговор с заведующей. Но сына никто больше не трогал.

Этот вот пацанский путь папа даже обсудил с несколькими своими знакомыми священниками. И двое из них, надо отдать им должное, признали его единственно возможным.

— Надо бить, — сказали отцы, — только бить. Иначе ничего не поможет.

Отцы, в общем, оказались настоящими пацанами.

Второй путь — «законный».

Надо понимать, что законный путь — он совершенно не пацанский. Вот совершенно. Пацанский путь — это когда пацаны с пацанами разбираются. А вот законный — это когда кто-то отказывается быть пацаном и обращается за помощью к представителям закона, к тем, кто законы устанавливает и за их соблюдением следит. То есть к взрослым.

У нас, знаете, в обществе вообще недоверие и, даже я бы сказал, колоссальное презрение существует к этому законному пути. У нас, которые учительнице жалуются, так их ябедами называют. В смысле, доносчиками. У нас такие действия в народе именуются «настучать», «стукнуть», «стукануть».

Это ж практически, как на зоне. Как блатные и суки. Блатные контактов с начальством не признают. А если призвал начальство для решения вопроса — все, ты сука. Ссучился, значит.

Ну, вот и здесь так, в обычной гимназической жизни. Взрослые призываются на помощь слабейшей стороной. И пацаны его после этого за человека не признают. Он теперь, который к взрослым обратился, по пацанским законам тоже навроде суки. Или стукача. Ну, и бойкот ему.

Но родителям мальчика что делать? Им надо, чтобы ребенка ихнего не били. У них одна забота. И что им теперь? Только на варианте с большой железной красной лопаткой останавливаться? Ну, они и не хотят так себя ограничивать, ну и наметили себе путь «юридический» тоже, «непацанский». Вот так наметили:

Пункт первый.

Папа звонит классной руководительнице и общается с ней по следующему плану:

— Сначала папа рассказывает о сложившейся ситуации и просит помочь.

— Если это не помогает, папа настоятельно просит помочь.

— Когда и это не помогает, папа обещает пойти к директору.

Пункт второй.

Папа звонит директору и общается с ней по следующему плану:

— Сначала папа рассказывает о сложившейся ситуации и просит помочь.

— Если это не помогает, папа настоятельно просит помочь.

— Когда и это не помогает, папа обещает пойти в Комитет по Образованию и в Прокуратуру.

Пункт третий.

Параллельно мама звонит родителям трех неблагонадежных мальчиков.

— Сначала мама рассказывает о сложившейся ситуации и просит помочь.

— Если это не помогает, мама настоятельно просит помочь.

— Когда и это не помогает, мама обещает пойти в Детскую комнату милиции и органы опеки.

Параллельно с такими активными действиями родителей, сам мальчик по каждому поводу совершаемого над ним насилия должен незамедлительно сообщать обо всем классному руководителю, дежурным учителям или даже самому директору.

Опыт, кстати, предыдущих четырех лет обучения показал, что все эти разговоры и задушевные просьбы не дают вообще никакого эффекта. Ну, вообще никакого. Посидели, поговорили, результат — ноль. Посидели, поговорили настойчиво. Результат — опять ноль. Единственное, что работает — это поход в Прокуратуру. Вот это — да. Вот это эффективно.

Папа, конечно же, и по второму, «юридическому», пути посоветовался со знакомыми священниками. И в осуществлении этого пути нашел значительно больше союзников. Значительно больше. И насчет прокуратуры они тоже согласились.

Сразу скажем, что при оценке обоих путей мама, по свойственной ей природной мягкости, разумеется, склонялась больше к пути «юридическому». В то время как путь „пацанский“ казался папе значительно более реалистичным.

Что мы будем делать, рассуждал папа, если учительница и директор не смогут физически все время контролировать ситуацию вокруг нашего мальчика?

А что мы будем делать, когда родители этих трех замечательных отроков в ответ на наши сетования или даже дальнейшие посулы отнесутся к ним с полным недоверием? Или даже с обидой? Если в ответ мы услышим:

— Да мой зайчик не мог такого сделать! Да это ваш безобразный нытик сам растянулся посреди коридора и сам же свои же учебники рассыпал! Да и об стенку он бился головой сам, а потом свалил все на нашего котеночка!

Чрезвычайно вероятный вариант развития событий. Чрезвычайно!

Ну, и последнее.

Что мы будем делать, когда учительница и директор, выслушав родителей обеих сторон, рассудят, что это просто все какая-то склока? Обычная детская склока, переросшая в такую же склоку, но уже родительскую.

Неужто и правда в Прокуратуру идти?

Мама сидела на кухне. Пила чай с лимоном и мятой. А папа грузно расхаживал по квартире. Чесал в затылке. Губами шевелил.

А мальчик, умывшись и надев пижаму, подошел к ним сказать „Спокойной ночи“. И, слегка наморщив нос, добавил:

— Да ладно. Не парьтесь. Все равно ничего не изменится.

Прошло несколько дней.

За это время мама успела позвонить тем, другим трем мамам. Была выслушана вежливо. Но выслушана, да и только.

Мамы мальчиков поменьше выслушали с вниманием и обещали поговорить со своими детками. Как уж они говорили, а только битье в школе продолжилось.

А вот мама мальчика, который на полторы головы, так та вот то самое про котеночка как раз и выдала, как и прогнозировалось:

— Мол, если б ваш нытик сам не задирался, так и наш бы его пальцем не тронул. А что он дерется, так этого не может быть. Во как.

Папа за это время успел созвониться и переговорить с учительницей. И даже с директором. И не только созвониться, но даже и встретиться.

— Да-да, — сказали слегка озабоченно учительница и директор, — Да-да, — сказали они в разное время и в разных местах, но одними словами, — Мы пригласим психолога, — подтвердили они свою решимость к решительным действиям совершенно независимо друг от друга.

— Да, кто же такой тогда теперь педагог? — думал по пути домой папа, — Кто же такой тогда учитель? — сокрушался папа, качая головой.

— Или они что? Или они разучились совершенно? Которые молодые — те недоучились, и учиться им уже не у кого? А которые старые и опытные — так те, кто ушел в выдающиеся администраторы, а кто сосредоточился на преподаваемом предмете и только на нем? Так что ли?

Школа, она теперь что, оперирует только категориями хороший ремонт, новые компьютеры, красивые учебники, экспериментальные программы и много-много-много информации? А ну да, еще почетные гости в президиуме и радость по введенной, наконец, школьной форме? И все?

Она вообще наша школа перестает рассуждать о Добре и Зле? Перестает определять поступки своих детей, как хорошие или дурные? Она что теперь не учит их, какими должны быть отношения в паре „слабый — сильный“? И тому, что в этой паре должен бы появиться третий, который заступится перед сильным за слабого? Она не учит их дружбе? Такое старое корявое слово, как взаимовыручка, что, больше не употребляется в школьных классах? » Сам погибай, а товарища выручай» — эта фраза неужели больше не звучит?

— А может, они и раньше ничего этого не умели? — подумал вдруг папа, — Может, и раньше это была или болтовня, или стрельба из пушки по воробьям? Никто никого не исправлял, даже если хотел? И никто, если сам не хотел, никак не исправлялся?

— Елки-палки! Это же миф! — папа остановился посреди улицы — Это же миф! Школа — это большой такой, еще тлеющий в головах советский миф!

— Ну ты кретин, — хлопал себя папа по лбу, — Ну ты жертва иллюзий, — укорял он себя, возвращаясь домой.

Дома папа сделал следующее. Он немного порылся в компьютере. Извлек из него на экран некоторый текст и позвал к себе младшего сына.

— Чем занимаешься?

— Да вот закончил уроки. Теперь сижу и думаю, чтобы такого сделать, чтобы вмазать этим гадам так, чтобы они почувствовали и отстали.

— Понятно, — сказал папа, — Не хочешь почитать? Вот тут есть кое-что для тебя интересное, — и показал ему на компьютер.

На экране был вот такой текст:

«Когда мальчику Иисусу было пять лет, Он играл у брода через ручей, и собрал в лужицы протекавшую воду…

…сын Анны книжника… взял лозу и разбрызгал ею воду, которую Иисус собрал. Когда увидел Иисус, что тот сделал, Он разгневался и сказал ему: Ты, негодный, безбожный глупец, какой вред причинили тебе лужицы и вода? Смотри, теперь ты высохнешь, как дерево, и не будет у тебя ни листьев, ни корней, ни плодов. И тотчас мальчик тот высох весь, а Иисус ушел…

После этого Он (Иисус) снова шел через поселение, и мальчик подбежал и толкнул Его в плечо. Иисус рассердился и сказал ему: ты никуда не пойдешь дальше, и ребенок тотчас упал и умер. …И родители умершего ребенка пришли к Иосифу и корили его, говоря: Раз у тебя такой сын, ты не можешь жить с нами или научи Его благословлять, а не проклинать[6], ибо дети наши гибнут.

И Иосиф позвал мальчика и бранил Его, говоря, зачем Ты делаешь то, из-за чего люди страдают и возненавидят нас и будут преследовать нас? И Иисус сказал: Я знаю, ты говоришь не свои слова, но ради тебя Я буду молчать, но они должны понести наказание. И тотчас обвинявшие Его ослепли…»

Апокрифическое «Евангелие детства от Фомы»

Мальчик внимательно прочитал текст и ответил так:

— У меня, папа, два вопроса. Во-первых, что это за бред? А во-вторых, что значит «апокрифическое»?

— Ну, «апокрифический» в современном понимании значит «неподлинный», «подложный». Ты можешь понять, почему Церковь не могла признать апокрифические евангелия, как подлинные.

— Я понимаю. Потому что здесь описана полная чушь.

— А почему тебе кажется, что это чушь?

— Да ты что? Не мог Иисус так себя вести.

— Почему ты так думаешь?

— Ну, все, что ты читал мне из Евангелия и рассказывал, говорит об обратном. Христос не мог так поступать. Он же не такой?

Мальчик вопросительно посмотрел на папу.

Папа теребил бороду и покачивал головой.

— Знаешь что, сынок, я вот о чем хотел тебя спросить в связи со всей этой гнилой ситуацией у тебя в школе. Как ты думаешь, Христос в детстве дрался с мальчишками?

— ?

— Ну, вот смотри. Он рос в маленьком южном городке, по сути, в деревне. У Него были соседи. У соседей были дети, его ровесники. Они проводили время на улицах, на каких-то площадках, пустырях. Возможно, в том городке в синагоге их учили читать и писать. Значит, Иисус тоже ходил с ними в эту школу. Они могли гулять, играть вместе. У них могли возникать ссоры, какие-то разборки. Как ты думаешь, если взрослого Иисуса не любила некоторая часть его современников, и всячески желала его убить, не могло ли и в детстве складываться так, что кто-то у Него что-нибудь отбирал, толкал Его, или мог даже побить? В общем, так. Как ты думаешь, когда Иисуса обижали в детстве, как Он реагировал?

— Ну, уж во всяком случае, не так, как в этом якобы евангелии, которое я сейчас читал.

— Хорошо, — сказал вдруг папа, — а теперь ответь-ка мне на другой вопрос. Хотел бы ты обладать вот такой же чудодейственной силой, которой обладал мальчик из этого лже-евангелия?

— Конечно хотел бы. Здорово было бы!

А что бы ты сделал тогда?

— Как что? Наказал бы их как следует. Чтобы не дрались больше.

— Понятно, — продолжал теребить папа бороду, поднимая глаза на сына,-То есть ты бы хотел поступить так, как Иисус Христос, по твоему разумению, никогда бы не поступил? Так что ли?

— Папа, — засмеялся мальчик, — Это что, ловушка?

— Нет, — усмехнулся папа в ответ. — Просто ты на собственном примере видишь две вещи. Во-первых, мы совершенно точно понимаем, как в той или иной ситуации поступил бы Христос. Тут нам не отвертеться. С другой стороны, нам совершенно не хочется поступать, как Он. Ты заметил?

— А разве мы можем поступать, как Он? Разве человеку это возможно?

— А кому же Он говорит: «любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас»? Когда мы так поступали последний раз? Скажи, когда? Мы живем так, будто эти слова обращены не к нам.

Господь не говорит нам, распили свой крест на кусочки и выброси его в канаву. Он говорит, возьми его и следуй за Мной. Давай, взваливай на плечи и тащи! А мы все время пытаемся устранить любые трудности, которые встречаются нам на пути. Господь посылает нам испытания. Господь посылает нам новый и новый крест. А мы всякий раз спихиваем его с дороги и пытаемся продолжить путешествие налегке.

Мы объявляем войну людям, которые приносят нам, как нам кажется, невыносимые скорби. И какая разница, война эта юридическая или пацанская. Какая разница?

Мы забываем о том, что эти люди, грубые, злобные, подчас бессердечные, которые бьют, презирают и унижают нас — они тоже наши ближние. И нам их тоже любить нужно. Мы не думаем о том, что грубыми и бессердечными они стали лишь по одной простой причине. Потому что нигде им до сих пор не открылся Свет Христов.

Так может быть, нас с тобой и послал Господь им навстречу, чтобы этот Свет им и открылся? Вот мы жалуемся все время, что вокруг нас мало христиан. А разве нас не для того послал Господь к людям, чтобы, встретившись с нами, люди увидели в нас Христа и тоже захотели бы стать христианами?

«Вот я посылаю вас, как овец среди волков», — так Он говорит. Как овец, сынок, понимаешь? Не как волков среди других волков. Люди смотрят на нас и не понимают, чем же мы от них отличаемся? Да ничем. Мы такие же волки.

А ведь это все возможно. Возможно быть такими, как Он.

Посмотри на первых христианских мучеников. Посмотри. Ведь их убивали тысячами. А люди, наблюдавшие за этим, сами становились христианами. Потому что видели в их добровольном страдании, в их добровольном восхождении на крест, Свет Христов.

Вот посмотри, не такая давняя история. Вот Серафим Саровский. Жил в скиту. Молился на камне. Ел траву. Ни с кем не общался. Только с Богом общался. И тут напали на него разбойники. Да такие же разбойники, как твои одноклассники — крестьяне из соседнего села. А он, когда они только готовились напасть на него, стоял с топором в руках. Да и сам батюшка Серафим был высокого роста. Крепкий. Мог дать отпор им. Но он отложил топор и стал молиться. А они набросились и избили его. Деньги искали. Да ничего не нашли. Откуда там могли быть деньги? Тогда ударили его топором этим по голове, оттоптали ему ребра, сломали позвоночник. Чуть не убили.

Едва-едва живой дополз он до монастыря. Но выжил. С тех пор до конца дней своих ходил сгорбленный. Видел на иконе? Вот это после того случая. Когда следователь к нему приходил, хотел, чтоб он показания дал, батюшка не назвал, кто это сделал. А когда поймали их, крестьян этих, то батюшка потребовал, чтобы отпустили. Угрожал даже уйти из монастыря, если их не отпустят. И они, эти разбойники, потом к нему в келью приходили, просили прощения и благодарили.

Это вот такая история, сын. И он, батюшка Серафим, Царствия Божия достиг. И они, эти разбойники, смогли встретить в своей жизни настоящую святость, и к покаянию пришли. Вот так.

Или вот еще ближе к нам. Сразу после революции. Красноармейцы вывели расстреливать в Киеве митрополита Владимира. И он один, беззащитный, стоял перед ними. Он не кричал. Не звал на помощь. Не проклинал их. Он, как Христос, благословлял их, мучителей своих. И молился о них, о своих убийцах, словами Христа. «Прости им, Господи, ибо не ведают, что творят!»

Вот такая жизнь бывает. Вот такой путь.

В общем, так, сынок. Я тебя ни к чему не призываю. Я бы, может, и призывал, если бы сам так жил. Если бы сам от предлагаемого мне Богом креста всю свою жизнь не отказывался и не пытался жизнь себе облегчить.

Но мы, сынок, не можем сказать, что мы не знаем про этот, третий Путь. Мы не можем сказать, будто мы не знаем, что только он верный.

Такая история.

И здесь автор должен высказать одно замечание и несколько соображений.

Сначала замечание.

Прежде всего, нужно подтвердить, что это история из реальной жизни. Автор очень хорошо и много лет знаком и с самим мальчиком, и с мамой и уж, тем более, с его папой. История эта происходила в действительности. И, что, наверное, самое неприятное, происходит до сих пор. Мальчика по-прежнему бьют. И бьют уже не первую неделю. Школа безмолвствует. Папа с мамой мечутся между всеми тремя путями — от железной лопатки и до креста, и даже мама все более склоняется все-таки к лопатке.

Ну, а соображения у автора такие.

Соображение первое.

Про школу как институт, формирующий мировоззрение Добра, и как среду, закладывающую нравственные основы в души наших детей, следует забыть.

Скажите, как она это может делать?

Проводить встречи Доброты вместо пионерских сборов и комсомольских собраний?

Наша интеллигенция все еще питает иллюзии в отношении уроков литературы?

Ну, во-первых, их осталось только два урока в неделю, этой самой литературы.

Во-вторых, толковые и сердобольные учителя предпочитают на уроках литературы просто читать детям классику вслух (это наш опыт из 10–11 классов). Потому что глупо обсуждать на уроке хоть что-то, когда никто ничего не читал. А никто ничего и не читает.

Да и вообще никакого авторитета у литературы, как у нравственно формирующей дисциплины, не осталось не только в глазах школьников. Но и в глазах самих взрослых. Дети, посмотрев американскую Анну Каренину, пишут в социальных сетях «Аня, дура, жизнь прекрасна!» А учителя и сами давно уже не уверены, что стоило из-за такой ерунды бросаться под поезд.

Ее нету больше, нашей школы как Школы, как организма, в котором некая Главная Человеческая Идея струилась бы по кровеносным сосудам каждого ее члена, каждой ее клеточки и объединяла их.

До революции понятно. До революции — это была христианская идея со всеми организационными издержками, свойственными синодальному периоду. Но понятия о Добре и Зле в ней были христианские.

В советские времена это была коммунистическая идея, вобравшая в себя некоторые нравственные установки, оставшиеся от христианства.

Сейчас идеи нет. Сейчас пустота. Сейчас в школе такой же нравственный бульон, состоящий из свободно блуждающих по нему молекул, как и вне школы. Каждый в той или иной мере занят собой. А кем еще? Конечно же, собой.

Превосходство общественного над личным? Что-что? О чем вы?

Вот молекула побольше — это учитель. Вот поменьше — это ученики.

Представления учителя о добре и зле тоже какие-то собственные, какие-то доморощенные. Как и у всех остальных людей вне школы. Кто постарше — из советских времен, да из книжек. Кто помоложе — уж даже и не знаю откуда. В головах — разброд и шатание. Проведи анкетирование всех ста пятидесяти учителей какой-нибудь действительно старой Санкт-Петербургской Гимназии, и получишь сто пятьдесят различных мнений по главнейшим нравственным вопросам. От вопросов о добре и зле до вопросов о смысле жизни.

Ну, и слава Богу, что они не пихают эти свои доморощенные идеи в головы наших детей? Может, и так.

Нет больше старых петербуржских гимназий. Стены старые. Но стены мало что определяют.

И немудрено, что замечательные наши педагоги, сами находясь в полной неуверенности, переквалифицируются кто в прекрасных администраторов и организаторов, кто в лекторов-предметников. Да-да, просто лекторы. Они становятся кем угодно, только не теми, кого мы привыкли называть Педагогами, не теми, кто, действительно, является вожатыми своих учеников. Как это, собственно, и переводится с греческого.

Соображение второе, возможно, самое важное.

Мы, христиане, относимся к своей вере очень часто как к томику любимых стихов, который носим на всякий случай с собой в заднем кармане джинсов. Почитали на досуге. Или достали в транспорте. С друзьями поделились. Убрали обратно, в задний карман. Жизнь сама по себе. А стихи сами по себе. Друг на друга не влияют.

Вот этот папа, про которого я решился рассказать, и сын его, они попытались попробовать отнестись к словам Христа о любви к врагам и о спасении через крест как к единственному возможному для них руководству к действию. Как к единственной схеме, по которой может развиваться их жизнь. Как к единственно верному Пути из всех и всяческих возможных путей.

Единственный возможный путь любить ближнего — это любить ближнего.

Единственный возможный способ молиться за обижающих — это молиться за обижающих.

Единственная возможность не бросить креста и последовать за Христом — это все же не бросить креста и, как бы ни было тяжко, последовать за Христом.

Все. Нету других путей. Нету.

Я не знаю, получится ли что-нибудь из этой затеи у папы и его мальчика. Не знаю.

Вижу только, что они пытаются быть честными с самими собой и Богом.

Также верю, что когда рука у них все же потянется к большой красной железной лопатке, они найдут в себе силы попросить у Бога помочь им не делать этого.
Новый интернет-тариф "Высыпайся!" интернет автоматически отключится в 10 вечера!
Один жучок, полдня и вы готовы!

Аватара пользователя

Алеська
Сообщения: 183
Зарегистрирован: 16.09.2014
Откуда: Черкассы
Вероисповедание: православное
Сыновей: 2
Дочерей: 2
Образование: среднее специальное
Профессия: Акушерка, медсестра
Ко мне обращаться: на "ты"
Re: О травле в школе

Сообщение Алеська » 24 дек 2014, 00:14

Сегодня ходила ругаться в школу с учительницей. Определённо уже достала. У дочки опять плаксивость, боится в школу ходить.И ещё в дневнике запись: "Спасибо родителям за помощь в обучении дочки, за опоздания, за незаполненный дневник, и невыполненные домашние задания". Говорю, что это за послание? Дневник один единственный раз забыл ребёнок заполнить. Не сделанные уроки - это, оказывается, задачу нужно было решить двумя способами, а у неё второй это тот же первый, только записан по другому.... Это что причина, что бы писать такие послания. У меня ребёнок с первого класса сама справляется со всеми уроками. Остаётся только проверять. Если бывают ошибки, то по её природной рассеянности. Эта старая кляча каждый день её съедает, перед классом выставляет. В ответ я ещё узнала, что мой ребёнок про учительницу всё сочиняет, а на самом деле эта грымза белая и пушистая. Она посоветовала мне перевести дочку в другой класс. Я сказала, что обязательно заберу её от сюда, а пока не надо срывать на ней зло. Потом мне знакомая рассказала, что это вообще скандальная личность. От неё очень часто забирают детей с нервными срывами. Было даже такое, что она не набрала класс, т.к. родители отказывались ей отдавать детей. Жаль, что я об этом только сейчас узнаю. Хотя мне в прошлом году кое-что рассказывали. Говорят, что в школе работает психолог. Нужно подойти с дочкой к ней. Рассказать ей про прошлые нервные срывы у дочки, про энурез, про боли в сердце. А потом к директору пойду. Достала.
На каждое дело в жизни смотри, как на шаг к небу или аду.

Аватара пользователя

Шелест
Сообщения: 9456
Зарегистрирован: 03.10.2014
Откуда: Китеж-град
Вероисповедание: православное
Ко мне обращаться: на "ты"
:
Призёр фотоконкурса
Re: О травле в школе

Сообщение Шелест » 24 дек 2014, 00:20

Алеська:А потом к директору пойду.
обязательно. и как можно скорее!
..и когда я обернусь на пороге, я скажу одно лишь слово -- верь! (с)

Аватара пользователя

Гаечка
Сообщения: 3274
Зарегистрирован: 08.02.2012
Откуда: Украина
Вероисповедание: православное
Сыновей: 1
Ко мне обращаться: на "ты"
Re: О травле в школе

Сообщение Гаечка » 24 дек 2014, 00:25

Алеська, молодец, ребёнка надо защищать от неадекватной учительницы. К психологу - обязательно!
прошу молитв о р.Б. болящем Владиславе

Аватара пользователя

Алеська
Сообщения: 183
Зарегистрирован: 16.09.2014
Откуда: Черкассы
Вероисповедание: православное
Сыновей: 2
Дочерей: 2
Образование: среднее специальное
Профессия: Акушерка, медсестра
Ко мне обращаться: на "ты"
Re: О травле в школе

Сообщение Алеська » 24 дек 2014, 12:20

Гаечка, :friends: И будем переводиться в параллельный класс после каникул. Зря я столько ждала. Надо было сразу переводиться и не мучиться.
На каждое дело в жизни смотри, как на шаг к небу или аду.

Аватара пользователя

Акка Кнебекайзе
Смешарики, вперед!
Сообщения: 9037
Зарегистрирован: 19.12.2012
Откуда: из Сибири
Вероисповедание: православное
Сыновей: 4
Дочерей: 0
Профессия: старуха свеШница 99-го уровня
Ко мне обращаться: на "ты"
:
Победа в конкурсе
Re: О травле в школе

Сообщение Акка Кнебекайзе » 24 дек 2014, 17:24

Вот и мы тоже.... поругамшись. С учительницей.
Никогда бы не подумала , что со вторым сыном такие проблемы могут возникнуть. Ан, нет. Отличник он у нас.
Причем, из тех, которые, получив 4 обязательно попытаются ее исправить на 5. Ночь спать не будет, а выучит.
А тут... нате-ка. Конфликт с учительницей :%)
Папа с ней уже разбирался, видимо, пойдем к директору. Будем разговаривать с родителями, наверное, совместную докладную писать будем...

Первая четверть. Ребенок у нас заболел. Ну, бывает, да?
Учительница звонит папе: "Где Ваш сын?! "
"Болеет"
"Вы ему передайте, что по английскому у него будет три. Я его раскусила: он сначала четверти хорошо учится, потом уходит на больничный специально (!!!) и не учится ."
Папа наш изумился, конечно, такой железной логике, но, списал это на недостатки телефонной связи: может, не дослышал чего? :pardon: или не так понял :pardon:
Дите спокойно доболело , выписалось и ушло на учебу (он у нас кадет, учится в интернате , живет там всю неделю) , :pardon: сдало все темы пропущенные, получило 4 за четверть.

Вторая четверть. Т.е. сейчас. Дите снова заболело. Видимо, специально, чтобы пропустить контрольную по английскому :shock: . Потому как именно так восприняла наша учительница этот его пассаж. Она всему классу объявила, чтобы передали Диме (он звонит каждый день детям, уроки узнает) , что он обязан явится на контрольную (а у нас в корпус только с подписанной увольнительной пускают через КП или со справкой от врача. Никак иначе. ) или же она ему ставит 2 и в четверти выходит 3. Дима это прознал. Плакал. Плача, признался, что учительница его при всем классе отчитывает, говорит, что он лентяй, специально (!!!) болеет , и нечего ему делать в кадетской корпусе, раз он осмеливается болеть :%) . Ребенок, не вынеся таких обвинений, плачет, на что эта дама заявляет: "Вот, мол, де какие мужики пошли. Нюни распустил и т.д." :shock:
Педагог.... :o
Дальше.
Эта гм... учительница написала ребенку сообщение ВК : "Если не явишься на контрольную, тебе 2. Отвечаю." :%)
Педагог!!! :hysteric:
Не успокоилась. Позвонила папе , снова сообщила ему, что поняла коварство нашего ребенка! Наш папа с ней поговорил. Спросил , как вообще это послание ВК стыкуется с педагогикой. Как вообще возможно употребление воровского жаргона при общении учителя с учеником. И как можно обвинять ребенка в том, что он специально (!!!!) заболевает ?! Сообщил о том, что донесет этот перл эпистолярного жанра до ее начальства.
Вроде как женСЧина сбавила обороты. Димас пришел к ней во внеурочное время и написал контрольную на 4.

Ну не знаю... По мне так эта самая настоящая травля. Причем, педагогом ученика. А это может иметь очень серьезные последствия для ребенка. Так ведь можно и класс против пацана настроить.
Короче, будем дальше разбираться. :-x
сколько ни лей воды, никогда не изменишь суть –
просто быть, просто действовать, просто быть действием,
прямо в этот момент просто быть частью этой песни.

Аватара пользователя

Шелест
Сообщения: 9456
Зарегистрирован: 03.10.2014
Откуда: Китеж-град
Вероисповедание: православное
Ко мне обращаться: на "ты"
:
Призёр фотоконкурса
Re: О травле в школе

Сообщение Шелест » 24 дек 2014, 18:40

Акка Кнебекайзе: "Если не явишься на контрольную, тебе 2. Отвечаю."
:shock: :o
..и когда я обернусь на пороге, я скажу одно лишь слово -- верь! (с)

Аватара пользователя

Гаечка
Сообщения: 3274
Зарегистрирован: 08.02.2012
Откуда: Украина
Вероисповедание: православное
Сыновей: 1
Ко мне обращаться: на "ты"
Re: О травле в школе

Сообщение Гаечка » 24 дек 2014, 19:36

Акка Кнебекайзе, Оля, ну просто :o :o :o
прошу молитв о р.Б. болящем Владиславе

Аватара пользователя

Алеська
Сообщения: 183
Зарегистрирован: 16.09.2014
Откуда: Черкассы
Вероисповедание: православное
Сыновей: 2
Дочерей: 2
Образование: среднее специальное
Профессия: Акушерка, медсестра
Ко мне обращаться: на "ты"
Re: О травле в школе

Сообщение Алеська » 24 дек 2014, 19:53

Акка Кнебекайзе, Какой-то дурдом "Солнышко".... Меня в таких случаях одно удивляет - куда директор смотрит? Такое чудо у себя держать.
На каждое дело в жизни смотри, как на шаг к небу или аду.

Аватара пользователя

Мария 33
Сообщения: 125
Зарегистрирован: 25.08.2013
Откуда: Москва
Вероисповедание: православное
Ко мне обращаться: на "ты"
Re: О травле в школе

Сообщение Мария 33 » 24 дек 2014, 20:09

Акка Кнебекайзе, наши некоторые учителя один в один.У моей одноклассницы проблемы с сердцем были, на прием ко врачу попасть сложно и ей пришлось уходить с урока, а потом она поехала на обследования и еще пропустила. Учительница и сказала: "Мне твои справки не нужны, за каждое пропущенное занятие 2 поставлю." Слава Богу все наладилось. Но другие случаи: назвать ребенка на уроке сволочью, тупым, тварью...Одна наша учительница вообще выбирает каждый урок "жертву" и начинает оскорблять его. Сидишь на уроке: вот бы не подошла. Вроде бы довольно престижная школа. Не могу не нарадоваться, что проблем с учителями не имею.
Что насчет травли одноклассников, в нашей школе плохо относятся к новеньким, но никогда не видела, чтобы доходило до битья и пр.
Акка Кнебекайзе, Бог в помощь.
Чудеса случаются с теми, кто верит в них. © Бернард Беренсон

Аватара пользователя

Эльвира
Сообщения: 952
Зарегистрирован: 22.01.2014
Откуда: Москва Зеленоград
Вероисповедание: православное
Сыновей: 1
Дочерей: 3
Образование: среднее специальное
Профессия: медсестра
Ко мне обращаться: на "ты"
Re: О травле в школе

Сообщение Эльвира » 04 янв 2015, 02:32

Акка Кнебекайзе:"Если не явишься на контрольную, тебе 2. Отвечаю."
:o :%)

Аватара пользователя

ВераNika
Сообщения: 2925
Зарегистрирован: 24.03.2012
Откуда: Россия
Вероисповедание: православное
Образование: среднее специальное
Ко мне обращаться: на "ты"
Re: О травле в школе

Сообщение ВераNika » 04 янв 2015, 14:55

Мне кажется эти заповеди не мешало бы изредка вспоминать и педагогам.
10 заповедей Януша Корчака для родителей.
Януш Корчак — выдающийся польский педагог, писатель, врач и общественный деятель, который отказался спасти свою жизнь трижды.

В первый раз это произошло, когда Януш принял решение не эмигрировать в Палестину перед оккупацией Польши, чтобы не оставлять «Дом сирот» на произвол судьбы накануне страшных событий.

Во второй раз — когда отказался бежать из варшавского гетто.

А в третий — когда все обитатели «Дома сирот» уже поднялись в вагон поезда, отправлявшегося в лагерь, к Корчаку подошел офицер СС и спросил:
— Это вы написали «Короля Матиуша»? Я читал эту книгу в детстве. Хорошая книга. Вы можете быть свободны.
— А дети?
— Дети поедут. Но вы можете покинуть вагон.
— Ошибаетесь. Не могу. Не все люди — мерзавцы.
Через несколько дней в концлагере Треблинка он вместе с детьми из «Дома сирот» вошел в газовую камеру. По дороге к смерти Корчак держал на руках двух самых маленьких деток и рассказывал сказку ничего не подозревающим малышам.

Этот потрясающий человек составил 10 принципов воспитания детей, которые стоит знать каждому:

1.Не жди, что твой ребенок будет таким, как ты или таким, как ты хочешь. Помоги ему стать не тобой, а собой.
2.Не требуй от ребенка платы за все, что ты для него сделал. Ты дал ему жизнь, как он может отблагодарить тебя? Он даст жизнь другому, тот — третьему, и это необратимый закон благодарности.
3.Не вымещай на ребенке свои обиды, чтобы в старости не есть горький хлеб. Ибо что посеешь, то и взойдет.
4.Не относись к его проблемам свысока. Жизнь дана каждому по силам, и будь уверен — ему она тяжела не меньше, чем тебе, а может быть, и больше, поскольку у него нет опыта.
5.Не унижай!
6.Не забывай, что самые важные встречи человека — его встречи с детьми. Обращай больше внимания на них — мы никогда не можем знать, кого мы встречаем в ребенке.
7.Не мучь себя, если не можешь сделать что-то для своего ребенка, просто помни: для ребенка сделано недостаточно, если не сделано все возможное.
8.Ребенок — это не тиран, который завладевает всей твоей жизнью, не только плод от плоти и крови. Это та драгоценная чаша, которую Жизнь дала тебе на хранение и развитие в нем творческого огня. Это раскрепощенная любовь матери и отца, у которых будет расти не «наш», «свой» ребенок, но душа, данная на хранение.
9.Умей любить чужого ребенка. Никогда не делай чужому то, что не хотел бы, чтобы делали твоему.
10.Люби своего ребенка любым — не талантливым, неудачливым, взрослым. Общаясь с ним — радуйся, потому что ребенок — это праздник, который пока с тобой.
"Действенны только молитва, молчание и любовь...
Лучше через тайную молитву обращаться к сердцу других людей,
чем к их ушам." Старец Порфирий Кавсокаливит

Аватара пользователя

Алеська
Сообщения: 183
Зарегистрирован: 16.09.2014
Откуда: Черкассы
Вероисповедание: православное
Сыновей: 2
Дочерей: 2
Образование: среднее специальное
Профессия: Акушерка, медсестра
Ко мне обращаться: на "ты"
Re: О травле в школе

Сообщение Алеська » 09 фев 2015, 17:34

ВераNika, :cry: :good:
На каждое дело в жизни смотри, как на шаг к небу или аду.


Вернуться в «Школьная пора»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость