Душа - поле битвыПолезно знать.Пища к размышлению...

Аватара пользователя
Ангелочек
Сообщений в теме: 1
Всего сообщений: 337
Зарегистрирован: 02.09.2011
Откуда: Краснодар
Вероисповедание: православное
Сыновей: 1
Дочерей: 1
Образование: высшее
Профессия: Преподаватель
Ко мне обращаться: на "ты"
Re: Полезно знать.Пища к размышлению...

Сообщение Ангелочек » 29 окт 2013, 07:33

Иулия, я недавно тоже прочитала эту статью в газете, очень понравилось :good:

Реклама
Аватара пользователя
Иулия
Сообщений в теме: 20
Всего сообщений: 4444
Зарегистрирован: 23.12.2011
Откуда: Курская обл.
Вероисповедание: православное
Образование: высшее
Профессия: информатик-экономист
Ко мне обращаться: на "ты"
:
Способности и упорство
Re: Полезно знать.Пища к размышлению...

Сообщение Иулия » 15 ноя 2013, 13:17

Митрополит Сурожский Антоний
МОЛИТВА ДЛЯ НАЧИНАЮЩИХ

Мы все – начинающие, и я не собираюсь проводить курс лекций, но просто хочу поделиться кое-чем из того, что я узнал, частью из собственного опыта, а еще больше, пожалуй, из опыта других.

Молитва о своей сути – встреча, встреча души и Бога; но для того, чтобы встреча стала реальной, обе личности, которые в ней участвуют, должны быть действительно самими собой. Между тем, мы в огромной степени нереальны, и Бог, в наших взаимоотношениях, так часто нереален для нас: мы думаем, что обращаемся к Богу, а на деле обращаемся к образу Бога, созданному нашим воображением; и мы думаем, что стоим перед Ним со всей правдивостью, тогда как на деле выставляем вместо себя кого-то, кто не является нашим подлинным “я”, – актера, подставное лицо, театральный персонаж. Каждый из нас представляет собой в одно и то же время несколько разных личностей; это может быть очень богатым и гармоничным сочетанием, но может быть и весьма неудачным соединением противоречащих друг другу личностей. Мы бываем различными в зависимости от обстоятельств и окружения: разные лица, встречающиеся с нами, знают в нас совершенно различных людей, по русской пословице: “Молодец против овец, а против молодца и сам овца”. Как часто это бывает: каждый из нас может вспомнить среди своих знакомых даму, которая - сама любезность с чужими и сущая фурия у себя дома, или грозного начальника, который в семейном кругу – воплощение кротости.

В деле молитвы первая наша трудность – найти, какая из наших личностей должна выступить для встречи с Богом. Это непросто, потому что мы настолько не привыкли быть самими собой, что искренне не знаем, которая из всех личностей и есть это подлинное “я”. И мы не знаем, как его найти. Но если бы мы посвящали несколько минут в день на то, чтобы вдуматься в свои поступки и отношения с людьми, то, возможно, очень приблизились бы к открытию этого; мы заметили бы, каким человеком мы были при встрече с таким-то и таким-то, и кем – уже совсем другим – когда делали то или это. И мы могли бы спросить себя: когда же я был действительно самим собой? Может быть, никогда, может быть, лишь на долю секунды или до известной степени при особых обстоятельствах, с определенными людьми. И вот, в эти пять или десять минут, которые вы можете выделить, – а я уверен, что на протяжении дня это может каждый,– вы обнаружите, что нет для вас ничего более скучного, чем остаться наедине с самим собой. Обычно мы живем как бы отраженной жизнью. Дело не только в том, что мы представляем собой, в зависимости от обстоятельств, целую серию разных личностей, но и самая жизнь, которая в нас есть, очень часто вовсе не наша, – это жизнь других людей. Если вы заглянете в самих себя и решитесь спросить себя, как часто вы поступаете, исходя из самых глубин своей личности, как часто вы выражаете свое истинное “я”, то увидите, что это бывает очень редко. Слишком часто мы погружены в разные пустяки, которые окружают нас; так вот, в течение этого времени, этих кратких минут сосредоточенности надо оставить все, что не является жизненно важным.

Вы рискуете, конечно, в таком случае, что вам будет скучно наедине с самим собой; ну что ж, пусть будет скучно. Но это не означает, что ничего не остается в нас, потому что в глубине нашего существа мы созданы по образу Божию и это совлечение всего ненужного очень похоже на расчистку прекрасной древней стенной живописи или картины великого мастера, которую в течение веков, поверх подлинной красоты, созданной мастером, закрашивали лишенные вкуса люди. Сначала чем больше мы расчищаем, тем больше появляется пустоты, и нам кажется, что мы только напортили там, где было хоть несколько красоты; пусть немного, но хоть сколько-то. А затем мы начинаем открывать подлинную красоту, которую великий мастер вложил в свое произведение; мы видим убожество, затем промежуточную путаницу, но в то же время можем предугадать и подлинную красоту. И тогда мы обнаруживаем, что мы такое: убогое существо, которое нуждается в Боге, но нуждается в Нем не для того, чтобы заполнить пустоту, а для того, чтобы встретиться с Ним.

Итак, приступим к этому и, кроме того, каждый вечер в течение недели будем молиться такими, очень простыми словами:

“Помоги мне, Боже, освободиться от всего поддельного и найти мое подлинное “я”.

Горе и радость, эти два великих дара Божиих, часто бывают моментом встречи с самим собой, когда мы оставляем все свои обезьяньи уловки и становимся неуязвимыми, недосягаемыми для всей лжи жизни.

Следующая наша задача – исследовать проблему реального Бога, ибо совершенно очевидно, что если мы решаем обращаться к Богу, этот Бог должен быть реален. Все мы знаем, что такое классный наставник для школьника; когда школьник должен к нему явиться, он идет к нему только как к классному руководителю, и пока он не вырастет и не выйдет из-под его власти, ему никогда не приходит в голову, что классный руководитель – человек. Школьник думает о нем в категориях его функций, но это лишает личность наставника всех человеческих черт, и потому никакой человеческий контакт с ним невозможен.

Другой пример: когда юноша влюблен в девушку, он наделяет ее всевозможными совершенствами; но она может не иметь ни одного из них и очень часто это существо, сфабрикованное из ничего, и в самом деле есть “ничто”, облеченное в несуществующие достоинства. Здесь опять-таки не может быть контакта, потому что юноша обращается к кому-то несуществующему. Это верно и в отношении Бога. У нас имеется определенный запас мысленных или зрительных образов Бога, собранный из книг, приобретенный в храме, из того, что мы слышали от взрослых, когда были детьми, а возможно, и от священнослужителей, когда стали старше. И очень часто эти образы не дают нам встретить реального Бога. Они не совсем ложны, потому что в них есть доля истины, и вместе с тем они совершенно не соответствуют реальному Богу. Если мы хотим встретить Бога, мы должны, с одной стороны, пользоваться знанием, которое мы приобрели, будь то лично, будь то посредством чтения, слышания, слушания, но, кроме того, идти и дальше.

Сегодняшнее наше знание о Боге есть результат вчерашнего опыта, и если мы будем обращаться лицом к Богу такому, каким мы Его знаем, мы всегда будем поворачиваться спиной к настоящему и будущему, глядя только на свое собственное прошлое. Поступая так, мы пытаемся встретить не Бога, а то, что уже знаем о Нем. Это иллюстрирует функцию богословия, поскольку богословие – это все наше человеческое знание о Боге, а не то малое, что мы лично уже постигли и узнали о Нем. Если вы хотите встретиться с Богом таким, каков Он есть в действительности, вы должны приходить к Нему с известным опытом, чтобы он подвел вас ближе к Богу, но затем оставить этот опыт и стоять не перед Богом, Которого вы знаете, а перед Богом, вместе уже известным и еще неведомым.

Что же будет дальше? Нечто совсем простое: Бог, Который свободен прийти к вам, отозваться, ответить на ваши молитвы, может прийти и дать вам почувствовать, ощутить Свое присутствие; но Он может и не сделать этого; Он может дать вам почувствовать Свое реальное отсутствие, и этот опыт столь же важен, как и первый, потому что в обоих случаях вы прикасаетесь к реальности Божиего права отозваться или не отозваться.

Итак, постарайтесь найти свое подлинное “я” и поставить его лицом к лицу перед Богом, таким, каков Он есть, отказавшись от всех ложных образов или идолов Бога. И чтобы помочь вам в этом, чтобы дать вам опору в этом усилии, я предлагаю вам в течение одной недели молиться следующими словами:

“Помоги мне, Боже, освободиться от всякого ложного Твоего образа, чего бы мне это ни стоило”.

В поисках своего подлинного “я” мы можем испытать не только скуку, о которой я говорил, но и ужас, и даже отчаяние. Эта нагота души приводит нас в чувство; тогда-то мы и можем начать молиться. Первое, чего следует избегать – лжи Богу; это кажется совершенно очевидным, и все же мы не всегда делаем так. Будем говорить с Богом откровенно, скажем Ему, кто мы таковы; не потому что Он не знает этого; но одно дело – принимать тот факт, что кто-то нас любящий знает все о нас, и совсем другое – иметь мужество и подлинную любовь к этому лицу, чтобы говорить с ним правдиво и сказать ему все о себе. Скажем Богу откровенно, что нам не по себе, когда мы вот так стоим перед Ним, что у нас нет настоящего желания встретиться с Ним, что мы устали и предпочли бы лечь спать. Но при этом надо остерегаться вольности или просто дерзости: Он – Бог наш. После этого лучше всего было бы радостно оставаться в Его присутствии, как мы бываем с горячо любимыми людьми, с которыми у нас существует подлинная близость. Мы не испытываем такой радости и такой близости с Ним, чтобы просто сидеть и смотреть на Него и быть счастливыми. А если уж нам приходится говорить, то пусть это будет подлинный разговор. Переложим все наши заботы на Бога, и, рассказав Ему все, так, чтобы Он это узнал от нас самих, оставим попечение о своих заботах, передав их Богу. Теперь, когда Он посвящен в наши заботы, нам не о чем больше беспокоиться: мы можем свободно думать о Нем.

Упражнение этой недели следует, очевидно, присоединить к упражнениям предыдущих недель; оно будет состоять в том, чтобы учиться, поставив себя перед Богом, передавать Ему все наши заботы до единой, а затем оставлять попечение о них; и чтобы получить в этом помощь, будем изо дня в день повторять совсем простую и конкретную молитву, которая определит наше поведение в наших отношениях с Богом:

“Помоги мне, Боже, оставить все мои заботы и сосредоточить мои мысли на Тебе Одном”.


Если бы мы не переложили своих забот Богу, они стояли бы между Ним и нами во время нашей встречи; но мы видели также, что следующим движением – и это очень важно – мы должны оставить попечение о них. Мы должны сделать это в акте доверия, веря Богу настолько, чтобы передать Ему тревоги, которые мы хотим снять со своих плеч. Но что же затем? Мы как будто опустошили себя, в нас едва ли что-то осталось, – что нам делать дальше? Мы не можем оставаться пустыми, потому что тогда мы наполнимся не тем, чем следует, – чувствами, мыслями, волнениями, воспоминаниями и т.д. Нам нужно, я думаю, помнить, что встреча не означает одностороннюю речь с нашей стороны. Беседуя, мы не только высказываемся, но и выслушиваем то, что имеет сказать собеседник. А для этого надо научиться молчать; хотя это и кажется пустяком, этот момент очень важен.

Помню, когда я принял священство, одной из первых пришла ко мне за советом одна старушка и сказала: “Батюшка, я молюсь почти непрерывно четырнадцать лет, и у меня никогда не было чувства Божия присутствия”. Тогда я спросил: “А давали ли вы Ему вставить слово?” – “Ах, вот что, – сказала она. – Нет, я сама говорила Ему все время, – разве молитва не в этом?” – “Нет, – ответил я, – думаю, что не в этом; и вот, я предлагаю, чтобы вы выделили пятнадцать минут в день и просто сидели и занимались вязаньем перед лицом Божиим”. Так она и сделала. Что же вышло? Очень скоро она пришла снова и сказала: “Удивительно, когда я молюсь Богу, то есть когда говорю с ним, я ничего не чувствую, а когда сижу тихо, лицом к лицу с Ним, то чувствую себя как бы окутанной Его присутствием”. Вы никогда не сможете молиться Богу по-настоящему и от всего сердца, если не научитесь хранить молчание и радоваться чуду Его присутствия, или, если угодно, пребыванию лицом к лицу с Ним, даже если вы Его и не видите.

Очень часто, сказав все, что мы имели сказать, и посидев некоторое время, мы недоумеваем, что же делать дальше. Дальше, я думаю, надо читать какие-либо из существующих молитв. Некоторые находят это слишком легким и в то же время видят опасность принять за настоящую молитву простое повторение того, что когда-то сказал кто-то другой. Действительно, если это просто механическое упражнение, оно не стоит труда, но при этом забывается, что от нас самих зависит, чтобы оно не было механическим – если мы будем произносить слова внимательно. Другие жалуются, что готовые молитвы чужды им, потому что это не совсем то, что выразили бы они сами, это не их высказывание. В каком-то смысле эти молитвы действительно чужды, но лишь в том только, в каком картина великого мастера чужда, непонятна для ученика или музыка великого композитора – для начинающего музыканта. Но в том-то и дело: мы ходим на концерты, в картинные галереи для того, чтобы узнать, что такое настоящая музыка, настоящая живопись, чтобы формировать свой вкус. И вот почему, отчасти, мы должны пользоваться готовыми молитвами – для того, чтобы научиться, какие чувства, какие мысли, какие способы выражения нам следует развивать, если мы принадлежим к Церкви. Это также помогает в периоды сухости, когда нам почти нечего сказать.

Каждый из нас – это не только то убогое, обнаженное до костей существо, которое мы обнаруживаем, оставшись наедине с самими собой; мы еще и образ Божий; и дитя Божие, которое живет в каждом из нас, способно молиться самыми возвышенными, самыми святыми молитвами Церкви. Мы должны помнить это и пользоваться ими. Я предлагаю, чтобы к прежнему упражнению мы добавили немного молчания, три-четыре минуты, и закончили молитвой:

“Помоги мне, Боже, видеть мои собственные грехи, никогда не осуждать своего ближнего, и вся слава да будет Тебе!”

Прежде чем начать говорить о молитвах, оставшихся без ответа, я хочу попросить Бога, чтобы Он просветил и меня и вас, потому что это трудная и вместе с тем такая жизненно важная тема. Это одно из больших искушений, которое каждый может встретить на своем пути и из-за которого начинающим и даже людям, имеющим молитвенный опыт, бывает очень трудно молиться Богу. Так часто люди молятся и им кажется, что они обращаются к пустому небу.

Нередко это происходит оттого, что молитва их – бессмысленное ребячество. Я помню, как один пожилой человек рассказывал мне, что в детстве он много месяцев просил Бога даровать ему изумительную способность, которой обладал его дядя, – вынимать каждый вечер свои зубы ибо рта и класть их в стакан с водой, и как счастлив он был позже, что Бог не исполнил его желание. Часто наши молитвы – такие же ребяческие, как и эта, и, конечно, они остаются неисполненными. Мы очень часто бываем уверены, что молимся правильно, но молимся мы о чем-то, что касается и других людей, о которых мы вовсе не думаем. Когда мы молимся о попутном ветре себе, мы не задумываемся о том, что это может оказаться бурей на море для других, и Бог не исполнит прошение, которое принесет вред другим.

Кроме этих двух очевидных моментов, есть и другая сторона вопроса, гораздо более существенная и глубокая: бывает, что мы молимся Богу от всего сердца о чем-то, что со всех точек зрения как будто достойно быть услышанным, и встречаем одно молчание, – а молчание перенести гораздо труднее, чем отказ. Если Бог скажет “нет”, то со стороны Бога это будет все же положительной реакцией, а молчание есть как бы отсутствие Бога, и оно ведет нас к двум искушениям: когда наша молитва не получает ответа, мы сомневаемся – или в Боге, или в себе самих. В отношении Бога мы сомневаемся не в Его могуществе, не в Его власти сделать то, чего мы желаем, но в Его любви, Его участии. Мы просим о чем-то очень важном, а Он как будто не обращает внимания; где же Его любовь, Его сострадание? Это первое искушение.

И есть другое искушение. Мы знаем, что, имея веру с горчичное зерно, мы могли бы двигать горами, и когда видим, что ничего не сдвигается с места, то думаем: “Может быть, это значит, что вера моя в чем-то порочна, неистинна?” Это опять-таки неверно, и на это есть другой ответ: если вы внимательно прочитаете Евангелие, то увидите, что в нем есть только одна молитва, не получившая ответа. Это молитва Христа в Гефсиманском саду. Но в то же время мы знаем, что если когда-либо в истории Бог принимал участие в ком-то, кто молился, то, конечно, именно в Своем Сыне перед Его смертью; и мы знаем также, что если был когда-либо пример совершенной веры, то это было именно тогда. Но Бог нашел, что вера Божественного Страдальца достаточно велика, чтобы вынести молчание.

Бог не дает ответа на наши молитвы не только тогда, когда они недостойны, но и тогда, когда Он находит в нас такое величие, такую глубину, – глубину и силу веры, что Он может положиться на нас, на то, что мы пребудем верными даже перед лицом Его молчания.

Я помню одну женщину, неизлечимо больную; много лет она жила в ощущении присутствия Божия, а затем внезапно ощутила Его отсутствие – действительно реальное отсутствие; она написала мне тогда: “Пожалуйста, молитесь Богу, чтобы я никогда не поддалась искушению создать себе иллюзию Его присутствия, вместо того чтобы принять Его отсутствие”. Вера ее была велика. Она была способна выдержать это искушение, и Бог дал ей испытать Свое молчание, Свое отсутствие.

Запомните эти примеры, продумайте их, потому что когда-нибудь вам, наверное, придется оказаться в таком же положении.

Я не могу дать вам никакого упражнения; хочу только, чтобы вы помнили, что мы всегда должны хранить неизменной свою веру и в любовь Божию и в нашу собственную честную, правдивую веру; и когда такое искушение придет к нам, будем молиться молитвой, состоящей из двух фраз, произнесенных Самим Иисусом Христом:

“В руки Твои предаю дух Мой; не Моя воля да будет, но Твоя”.

Я попытался дать вам представление о главных путях, какими мы можем подойти к молитве; но означает ли это, что, выполнив все, мною предложенное, вы научитесь молиться? Нет, конечно, потому что молитва – это не просто усилие, которое мы можем сделать в момент, когда решаем молиться; молитва должна корениться в нашей жизни, и если жизнь наша противоречит нашим молитвам или наши молитвы не имеют ничего общего с нашей жизнью, они никогда не будут ни живыми, ни реальными. Конечно, мы можем найти лазейку и обойти эту трудность, исключив из своих молитв все, что в нашей жизни несовместимо с молитвой, – все то, чего мы стыдимся или что вызывает у нас чувство неловкости перед собой. Но этим ведь ничего не разрешишь.

Другая трудность, с которой мы постоянно сталкиваемся, это мечтательность: тогда молитва наша выражает сентиментальное настроение, а не то, чем наша жизнь является по своей сути. Для этих двух трудностей существует одно общее разрешение, а именно: связать жизнь с молитвой так, чтобы это было единое целое, делать свою молитву жизнью. Очень большую помощь окажут при этом готовые молитвы, о которых я уже говорил, потому что они представляют собой объективный, жесткий образец того, как надлежит молиться. Вы можете сказать. что они для нас неестественны, и это верно, в том смысле, что они выражают жизнь людей неизмеримо более великих, чем мы сами, жизнь подлинных христиан; но потому-то вы и можете пользоваться ими, стараясь стать такого рода людьми, для которых эти молитвы естественны.

Помните слова Христовы: В руки Твои предаю дух Мой. Они, разумеется, за пределами нашего собственного опыта; но если изо дня в день мы будем учиться быть такого рода людьми, которые способны произносить эти слова искренне, со всей правдивостью, мы не только сделаем свою молитву реальной, мы сами станем реальными – в новой, подлинной реальности становления сынами Божиими.

Если вы возьмете, например, те пять молитв, которые я предложил вам, если вы возьмете одно за другим каждое из этих прошений, если вы постараетесь сделать каждое из них поочередно девизом, лозунгом всего дня, вы увидите, что молитва станет критерием вашей жизни, она даст вам основу вашей жизни, но и жизнь ваша также будет вашим судьей – против вас или за вас, – обвиняя вас во лжи, когда вы произносите эти слова, или, наоборот, подтверждая, что вы веры им. Берите каждую фразу каждой молитвы, пользуйтесь ею как правилом, день за днем, неделю за неделей, пока не станете такого рода человеком, для которого эти слова являются самой жизнью.

Теперь нам предстоит расстаться. Я был бесконечно рад беседовать мысленно с вами, ибо мы объединены молитвой и нашим общим интересом к духовной жизни. Да будет господь Бог с каждым из вас и среди нас вовек.

И прежде чем мы расстанемся, я предлагаю читателю произнести со мной одну краткую молитву, которая соединит нас перед престолом Божиим:

Господи, не знаю, чего мне просить у Тебя. Ты Один ведаешь, что мне потребно. Ты любишь меня больше, нежели я умею любить себя. Дай мне зреть нужды мои, которые сокрыты от меня. Не дерзаю просить ни креста, ни утешения, только предстою перед Тобой. Сердце мое Тебе отверсто. Возлагаю всю надежду на Тебя. Ты зри нужды, которых я не знаю, зри и сотвори со мной по милости Твоей. Сокруши и подыми меня. Порази и исцели меня. Благоговею и безмолвствую перед святою Твоею волею, непостижимыми для меня Твоими судьбами. Приношу себя в жертву Тебе. Нет у меня желания, кроме желания исполнить волю Твою. Научи меня молиться, Сам во мне молись. Аминь”.
"Ты, Господи, не удаляйся от меня, Сила моя! поспеши на помощь мне!"
Пс. 21, 20

Аватара пользователя
Иулия
Сообщений в теме: 20
Всего сообщений: 4444
Зарегистрирован: 23.12.2011
Откуда: Курская обл.
Вероисповедание: православное
Образование: высшее
Профессия: информатик-экономист
Ко мне обращаться: на "ты"
:
Способности и упорство
Re: Полезно знать.Пища к размышлению...

Сообщение Иулия » 08 дек 2013, 16:54

Мне кажется, что через это все проходят и не так быстро от этого избавляются

О религиозном ханжестве
Иерей Вадим Коржевский

Каждый человек приходит по-разному к Церкви Христовой, к тому моменту в своей жизни, когда он почувствует в себе самом жизнь Церковную, почувствует, что он - ветвь великого, присно цветущего и присно юнейшего древа Церкви. Однако, приход в Церковь - это не завершение пути человека, а лишь его действительное начало. Православное богословие показывает нам Церковь как "единую природу в Ипостаси Христа и множество ипостасей в благодати Святого Духа", что есть указание на одновременно органический и личностный характер бытийствования Церкви. Поэтому, вступая в Церковь, мы должны быть готовы к тяжелой непрестанной совместной работе и соборному творчеству, которое немыслимо без духовного роста каждой личности, без воспитания и возделывания в себе каждым христианских добродетелей, стремление к соответствию личного бытия идеальным целям предназначения человека.
Одна из многих опасностей, подстерегающих нас на этом пути, - это опасность религиозного ханжества, которое представляет из себя своеобразную разновидность гордыни. Филологические словари не дают достаточно ясного объяснения того, что же такое "ханжество". Так "Этимологический словарь русского языка" Макса Фасмера в 4-х томах указывает лишь на происхождение данного слова от арабского "хаджж", то есть мусульманское паломничество в Мекку. В.И.Даль в "Толковом словаре живого великорусского языка" раскрывает значение этого слова как "пустосвят, притворно набожный, вообще лицемер, двуличный". Сходное толкование ханжеству дает и "Толковый словарь русского языка" С.И.Ожегова и Н.Ю.Шведовой, где говорится, что это - лицемерие, прикрывающееся показной набожностью. Эти объяснения не кажутся достаточными. Ведь всегда, во все времена противники Церкви называли христиан, людей церковных "святошами" и упрекали их в ханжестве. Грешный человек везде видит грех. Вор оправдывает себя тем, что "у нас все воруют". Блудодей на полном серьезе убежден, что всеми человеческими помыслами и делами движет похоть.
И, если я, Петр Петрович, в Бога не верую и в храм не хожу, то и другие, конечно, не веруют, а лишь притворяются, лицемерят, ханжат. А если вдруг сталкивается означенный Петр Петрович ч с тем, ч о в корне противоположно его тусклому греховному мирку, например, с мученической смертью за веру, с жертвенным церковным служением, то сразу же называет это фанатизмом. И в Церкви для него нет ничего кроме ханжества и фанатизма.
Учитывая сказанное, попытаемся очертить тип религиозного ханжи более подробно с тем, чтобы в нашем самоопределении в материально-духовном мире стараться распознать в себе семена ханжеской беспечности и безответственности, порабощающих, опустошающих, томящих и, в конечном счете, разрушающих личность.
Как уже было сказано, ханжество есть разновидность гордыни, лицемерно скрытой под маской набожности и церковности, которые в этом случае выступают именно как маска, то есть как нечто внешнее, не имеющее глубокой укорененности в нашей душе. Ханжа чувствует свое превосходство над другими людьми в силу своей церковности и якобы особой благочестивости. Иисус Христос говорит "пусть левая рука твоя не знает, что делает правая" (Мф.6:3). Ханжа же, напротив, тычет всем в глаза свою внешнюю благочестивость и набожность: вот я какой! Но Церковь не кружок избранных, упивающихся своей праведностью. Она не от мира, но в мире и для мира, для того, чтобы мир исторгнут был из тьмы заблуждений и зла. "Ибо Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию" (Мф.9:3). То, что ты член Церкви Христовой не возвышает тебя над другими, а напротив налагает на тебя огромную ответственность перед ними. Остерегайся же высокомерных поучений, чванливых назиданий и демонстрации своей показной святости, прежде всего, чтобы не скомпрометировать в своем лице образ Церкви и отпугнуть от нее ищущие Правды и Света души. Ибо, если это, не дай Бог, произойдет, - может ли быть поступка злее и нечестивее?
Но ханжа, погруженный в сладость поучений и назиданий, движимый жаждой постоянного прозелитизма, редко об этом задумывается. Скоро он начинает говорить и делать так, как будто он сам по себе и есть Церковь Христова. Его младостарчество всегда отличается иудейским законничеством и полным отсутствием любви к "простому человеку", полным непониманием повседневных его забот и печалей. Но, если ты и в самом деле свят, то ведь не родился же ты с нимбом над головой. Наверное, и грешил, как все, лгал, клеветал, рассказывал детям в школе, что они произошли от обезьяны, возглавлял парткомы и боролся с "религиозными пережитками". Ведь сам соблюдаешь посты без году неделю, а уже сурово судишь других за недостаточную строгость соблюдения поста. Сам изменял жене направо и налево, потом вовсе с ней развелся, а теперь с недосягаемой высоты обличаешь блуд. Давно ли сам стал молиться и креститься, но не упустишь случая ткнуть пальчиком, показывая, где у кого "не по-церковному". Мало ли в жизни пьянствовал, курил, играл в карты и матерился, чтобы теперь изобличать всюду "сатанизм"! Ведь настоящие праведники всегда считали себя самыми грешными и недостойными из всех людей.
На лице ханжи как бы начертано: "Я уже спасен! Я одною ногой уже в Царстве Божием!" А если уже спасен, так зачем трудиться над своим разумом и своей душой, зачем изучать Библию, святых отцов, богословов? На все у него приготовлено несколько простых как мычание аргументов по принципу "один старец сказал". И уж вовсе не к чему ханже долго и тяжело готовиться к выступлению перед аудиторией: думает, приду, открою рот, Дух Святой снизойдет на меня, и изреку тотчас нечто "церковное". И при мысли об этом душа наполняется сладенькой сиропностью, которую после непродолжительной тренировки можно вполне принять за духовность.
"Ты, Господи, не удаляйся от меня, Сила моя! поспеши на помощь мне!"
Пс. 21, 20

Аватара пользователя
Гаечка
Победительница рукодельного конкурса-2018
Сообщений в теме: 1
Всего сообщений: 5788
Зарегистрирован: 08.02.2012
Откуда: Украина
Вероисповедание: православное
Имя в крещении: Ольга
Сыновей: 1
Ко мне обращаться: на "ты"
Re: Полезно знать.Пища к размышлению...

Сообщение Гаечка » 15 дек 2013, 19:46

О ЧТЕНИИ ДУХОВНЫХ КНИГ СООТВЕТСТВЕННО СВОЕМУ ПОЛОЖЕНИЮ.

Старайтесь читать книги святых Отцов, соответствующие вашему образу жизни, чтобы вам можно было не только любоваться и наслаждаться чтением отеческих писаний, но чтобы можно было прилагать их к самому делу.

Христианин, живущий посреди мира, должен читать сочинения великих святителей, писавших для народа, научающих добродетелям христианским, идущим для тех, которые проводят жизнь среди занятий вещественных. Другое чтение для иноков общежительных: они должны читать святых Отцов, написавших наставления для этого рода жизни. И еще другое чтение для безмолвников и отшельников!

Изучение добродетелей, несоответствующих образу жизни, производит мечтательность, приводит человека в ложное состояние. Упражнение в добродетелях, не соответствующих образу жизни, делает жизнь бесплодною. И жизнь истощавается напрасно, и пропадают добродетели: душа не может долго удержать их при себе, должна скоро их оставить, потому что они ей не под силу.

Такое превышающее силы и способности упражнение в возвышенных добродетелях нередко повреждает душу неисцельно, расстраивает ее надолго, иногда на всю жизнь, делает неспособною к подвигам благочестия. Господь повелел «вино новое», т.е. возвышенные добродетели и подвиги, «вливать в мехи новые», т.е. предоставлять подвижникам уже созревшим в благочестивом подвиге, обновленным и просвещенным благодатию. Он воспретил вливать вино новое в мехи ветхие, чинить ветхую ризу новою заплатою.

Не думайте, что возвышенный подвиг, для которого еще не созрела душа ваша, поможет вам! Нет! Он больше расстроит вас: вы должны будете оставить его, а в душе вашей явится уныние, безнадежие, омрачение, ожесточение. В таком расположении вы попустите себе большие погрешности, большие крушения закона Божия, нежели в какие впадали прежде. «К ветхой ризе не приставляют заплаты новой, потому что от этого дыра сделается только больше».

И для иноков всех вообще, и для христиан, живущих посреди мира, полезнейшее чтение – Новый Завет, в особенности Евангелие. Но его надо читать со смирением, не позволяя себе собственных толкований, а руководствуясь толкованием Церкви.

Из бесед прп. Варсонофия Оптинского.
прошу молитв о р.Б. болящем Владиславе

Аватара пользователя
Иулия
Сообщений в теме: 20
Всего сообщений: 4444
Зарегистрирован: 23.12.2011
Откуда: Курская обл.
Вероисповедание: православное
Образование: высшее
Профессия: информатик-экономист
Ко мне обращаться: на "ты"
:
Способности и упорство
Re: Полезно знать.Пища к размышлению...

Сообщение Иулия » 04 май 2014, 16:16

На курсах Православного Катехизиса на меня произвела большое впечатление статья архиепископа Иоанна (Шаховского) "Сектантство в Православии и Православие в сектантстве"
Это статья меня очень обличила
Осознала свое поведение, как я себя вела с людьми в общении. Дров наломала не мало в прошлом
"Что, душе моя, откуда плакать станем?...."

Решила поделиться, так как считаю, что это очень полезная пища к размышлению

Сектантство в Православии и Православие в сектантстве

Ошибочно думать, что все православные суть действительно не сектанты и что все сектанты суть действительно не православные. Не всякий православный по имени таков по духу, и не всякий сектант по имени таков по духу, и в настоящее время в особенности можно встретить «православного» – настоящего сектанта по духу своему: фанатичного, нелюбовного, рационально узкого, упирающегося в человеческую точку, не алчущего, не жаждущего правды Божией, но пресыщенного горделивой своей правдой, строго судящего человека с вершины этой своей мнимой правды – внешне догматически правой, но лишенной рождения в Духе. И, наоборот, можно встретить сектанта, явно не понимающего смысл православного служения Богу в Духе и Истине, не признающего то или иное выражение церковной истины, но на самом деле таящего в себе много истинно Божьего, истинно любвеобильного во Христе, истинно братского к людям.
И наличие таких смешений в христианском обществе не позволяет легкомысленно подойти к вопросу вероисповедных отношений. Сектанты грешат в непонимании Православия, но и мы, православные, не следуем своему Православию, не понимая их, сектантов, иногда удивительно пламенно и чисто устремленных к последованию за Господом, к жизни в Нем, Едином.
Человеческий узкий, гордый, больной разум, не преображенный в Духе Божием, одинаково стремится к разделению и ищет повода к нему, кому бы он ни принадлежал этот разум – православному или сектанту.
Мы, православные, веруем, духовно видим, что имеем полноту человечески выраженной истины. Но это совсем не значит, что мы уже следуем этой полноте истины и что эта полнота наполняет нас. Мы иногда имеем ее только на языке, или думаем, что она у нас в глазу должна заменить бревно духовной лености нашей. Но все это далеко не так. Истину мы имеем, и полную, но жить в ней не хотим или не умеем, и просто часто не стремимся жить в ней, ибо она очень стеснительна для нашего ветхого человека. А погордиться, повеличаться своей православностью мы не прочь.
Среди иновероисповедных христиан есть множество живущих в истине Православия – духом своим. Есть сектанты, которые горят духом и любовью к Богу и к ближним гораздо более, чем иные православные, и вот этот дух горения любви к Богу и к человеку есть признак истинного жизненного Православия. Кто его не имеет среди православных, тот не истинно православный, и кто его имеет среди неправославных, тот истинно православный. По-человечески он заблуждается, по-человечески он не понимает того или другого, не видит тот или иной цвет в природе мира (духовный дальтонизм; не видит, например, смысла икон, общений со святыми, ушедшими из этого мира), но по духу, по внутреннему человеку он – верный и истинный, нелицемерной любовью преданный Живому Богу Воплощенному, Господу Иисусу Христу – до смерти. Наличие таких подлинно православных христиан замечается как среди православных по умоисповеданию, так и среди римокатоликов, также среди протестантов всех оттенков, к каковым оттенкам принадлежат и русские сектанты, сектаризировавшиеся, т. е. отделившиеся умом и опытом от догматического исповедания Церкви, отчасти из-за непонимания этого исповедания в Духе, отчасти из-за дурных примеров осуществления этого исповедания в жизни. Всякому православному ясно, что православные по своему умоисповеданию люди часто являются не только не назиданием для общества, но прямым развращением этого общества. Не говорим о примерах политиков, общественных деятелей: они касаются, конечно, и в большой степени и нас, духовенства, не всегда стоящего на духовной высоте Православия, несмотря на ясное сознание истинности своей Церкви. А монастыри... сколько было глубокого неправославия, мирского, тленного духа подчас под смиренной одеждой монаха. И все «легковесное», гнилое всплывало на поверхность церковной жизни и более бросалось в глаза, чем истинно смиренный, самоотреченный труд множества пастырей и иноков подлинного Православия, жизнью своею шедших за Христом и умиравших во Христе. Революция показала, обнажила слабый слой православного русского священства, но она же подчеркнула мученическое исповедничество православной жизни у большинства священников. Кто-то сказал, что наличие сектантства показывает религиозность народа. Можно сказать и так: наличие сектантства показывает православность народа, его горение духа, его стремление к идеалу, его жажду не внешней религии, но внутренней, жажду своего сердечного завета с Богом. И это по существу есть Православие. В наличии сектантства православный, а тем более священник, всегда более виноват, чем сектанты. Думать так – не является ли думать по-православному, беря на себя вину и ответственность за отделившихся братьев. Иначе не будет Христовой правды – если не взять на себя вину. Человеческую правду сложно осуществить в признании виновными сектантов, но Христова правда иная, «безумная» для мира, мудрая лишь – для Бога.
Ни спорами, ни диспутами, ни препирательствами, ни грубыми обличениями нельзя показать ту положительную силу Духа Божьего, который живет в Православии, который есть само Православие, этот Дух можно выявить лишь в безумном по-человечески отречении от своих разумных прав и предоставлении Суда – Духу.
В православной апологетике надо, прежде всего, делать ясное и твердое ударение на разъяснении смысла вероучения и на показании этого вероучения в жизни.
Надо ясно понять, что Православие есть страшный Огонь, как Святые Тайны. Принимающих полноту Православия этот Огонь либо преобразит, либо сожжет. Православие создало дух русского народа, но оно же и и ввергло русский народ в огонь. Православные опалены Православием. Они сделались недостойными причастниками Святыни Полноты веры. Эта святыня не только живит, но и опаляет.
Сектантство – это неправославное искание путей Православия. По немощи человека оно совершается не вглубь, а вбок, так сказать не в догмате, а около догмата. Догматическая (чистая) жизнь около догмата представляет собою, конечно, большее Православие, чем недогматическая (блудная) жизнь в догмате. Это надо понять со всею ясностью, со всею определенностью Божьего Слова, прямо указывающего на это хотя бы в притче о двух сыновьях, из которых один сказал, что не исполнит воли отчей, но исполнил ее, а другой сказал, что исполнит, но не исполнил. Исповедание православного Символа веры есть запечатление Евангелия. Символ должен совершаться в жизни, стать реальностью. У одного человека он совершенно не реален в жизни, хотя этот человек произносит его каждый день на молитве; у другого вера является в жизни любви его ко Господу Иисусу Христу, к Отцу Небесному и Духу Святому, и она отражается на лице его, на словах и всех поступках. Кто же ближе к Царствию Божию? Ответ ясен. Конечно, второй, неправославный по имени, но православный по духу и истине, наученный самим Духом.
Православные по самоисповеданию, по самоутверждению должны понять, что Православие это отнюдь не привилегия и не повод к осуждению других, и не гордость. Православие, наоборот, есть смирение, есть исповедание полноты Истины, как правды, так и любви. Православие должно побеждать только сиянием своим, как Сам Господь, а отнюдь не пушкой – стальной или словесной, все равно. Православие не сияет в православном обществе, в том, которое гордится своим Православием. Оно сияет в том, кто смирен в своем Православии, кто чистоту веры понимает не разумом только маленьким своим, но духом, всей жизнью.
Красота Православия дана для спасения людей, а православные ее стали обращать для осуждения, для погубления людей. Можно сказать, что нет на земле совершенно православных людей, но что частично православны и сами так называемые православные и те, кто не считает себя в православии, но считает во Христовой Церкви и жизнью живет во Христе. Православие – солнечный свет, лежащий на земле. Светит для всех, но не все освещаются им, ибо кто в подвале, кто закрыл свои окна, кто закрыл свои глаза...
Но невольно возникает вопрос: не есть ли эти мысли, хотя бы в самой малой мере, отказ от чистоты православной веры, от той чистоты, ради которой столько было пролито крови и ревности святыми отцами?
О нет, это не только не отказ от чистоты православности, но это есть защита и исповедание именно ее.
Возьмем для примера почитание святых, молитвы к ним. Сектант – неразумно, не по духу – отрицает эту ветвь жизни духа. Мы утверждаем ее духовную реальность во Христе. Может ли спастись человек, не признающий этой реальности? Страшный вопрос. То, что должно служить помощью в спасении, одним из средств его, можно считать предлогом для осуждения кого бы то ни было, кто отказался от этой помощи, выбрал другое средство?
Что святые ищут – прославления себя, или Бога? Конечно, Бога. И всякое истинное прославление святых есть прежде всего – прославление Бога: «Дивен Бог во святых Своих...» (Пс.67:36). Значит, если мы прославляем «прямо» Бога и прославляем действительно, нелицемерно, – святые и ангелы, конечно, ликуют, радуются, духовно лобзают такого прославляющего. Наоборот, если человек поет величание и акафисты святым, а в жизни своей не имеет любви к их духу – духу Христовой чистоты и правды, и любви, не является ли этот человек более поругателем святых, чем прославителем их? Благодаря ему, может быть, многие перестали прославлять святых, соблазнившись такими результатами его прославлений... О, сколь косно и грубо плотское мудрование человеческое, как распинается чистейший Дух Господень в людях!
Установления Православной Церкви суть школа духа, самая удобная, если проходится в духе. Все в Православной Церкви должно оживлять и одухотворять. Вина человека, если он оземляется. Мы, православные пастыри, – учители во Христе. Учитель Един – Господь Иисус Христос, и никто – вне Его – не может быть учителем. Мы учим лишь, как повиноваться Единому Учителю, Мы не во имя свое, но во имя Христово учителя. Но вот мы видим, что кто-то выучился быть учеником Христовым без нас. Что же? Будем ли мы против него восставать, как хотели апостолы восстать против тех, кто «не ходит с ними» (Лк.9:49), но получили достойную отповедь Учителя, годную и для нас, православных пастырей.
Мы радоваться должны, что человек силою Всемогущего Духа, который «дышит, где хочет» (Ин.3:8), чудесно преобразил свою жизнь и приносит Богу плод. Нам не ясен путь Духа в этом человеке? Но разве мы поставлены судить о путях Духа, если плоды Духа ясны нашим глазам? От плодов велено знавать. Плоды же ясно определены у апостола (1Кор.13:4–8).
Непрощаем грех один только – против Св. Духа, против любви к Нему. Любящий неправду, восхваляющий грех, наслаждающийся злобой, повинен в этом грехе, но никак не умственно признающий или умственно непризнающий, т. е. видящий душою или невидящий душою – той или иной истины. Если я духовный дальтоник не вижу того или иного цвета в природе духовного мира, но остальные цвета вижу так же, как видят все, неужели я отверженный? Я скорее должен быть предметом особых попечений, особого сострадания. Сектант, который верует в Пресвятую Троицу, в необходимость духовного рождения, в необходимость сознательного отношения к крещению, в необходимость верующим не стыдиться веры своей среди равнодушных, но исповедовать ее перед всеми, верует каждому слову Священного Писания и из ревности по этой вере считает лишним все иные проявления откровений Духа Святого в Церкви за 1900 лет (откровений, кои не противоречат, но разъясняют скрытое в Евангелии) – этот сектант неужели должен быть злобно гоним нами, православными? В чем же тогда будет наше Православие?
Но не только сектантов, этих братьев наших по вере в Единого Спасителя и Искупителя мира, мы не должны злобно, раздражительно и грубо гнать и осуждать. Мы никого из людей не смеем злобно или раздражительно осуждать. Мы можем заметить ошибку, слабость, если сами чисты, но соболезнующе. Немилосердно мы должны только изгонять грубый дух мира сего из своего сердца. И тогда наше Православие засияет. Ибо средство немыслимо оправдать целью. Нельзя Православие защищать по-язычески или по-иудейски. Чистота Евангельского Духа – Православие Святое – должна защищаться евангельски, бесстрастно, мудро, с великою любовью к той душе, за которую пролита Богочеловеческая кровь.
Кидать камни очень легко. И ветхий наш человек только ищет дозволенных предлогов для камня. Предлог ревности по вере – самый удобный. Защищается великая святыня – чистота веры и духа! Именно здесь, у защиты святыни должен человек облечься в святыню, подпоясать свои чресла постом и милостынею духа. В этом и будет Православие его Жизни.
Надо открыто признать тот несомненный факт, что среди всех исповеданий веры в истинное Боговоплощение, на земле совершившееся в Господе Иисусе Христе, Альфе и Омеге спасения, среди всех призывающих Его Святое Имя – есть духовно рожденные люди. И среди православных, и среди римо-католиков, и среди протестантов разных направлений и оттенков. Обратный факт таков, что среди и первых, и вторых, и третьих есть люди, не родившиеся духом во Христе, не возненавидевшие зла, не возлюбившие Бога всем сердцем, всем помышлением.
Все те, коих Православная Церковь принимает без крещения, все те суть христиане – братья православных во Христе, и отношение к ним должно быть особенно братское, любовное. Говорим, особое, ибо братское отношение должно быть у человека ко всем людям. Как может православный обратить кого-либо к вере, если не будет у него для этого человека любви? Как узнает этот человек ту веру любви, если не увидит любви у тех, кто ее проповедует?
Гордость мерзка пред Богом, и мы, православные, вразумляемся сейчас не только за грехи своей плоти, но и за грехи своего духа. «Ты говоришь: Я богат... (читай: православен! – А.И.), – а ты жалок и нищ, и слеп, и наг» (Откр.3:17), – говорит Господь гордящемуся нелюбовному православному человеку.
Придет ли то благословенное время, когда засияет подлинное Православие в тех, кто носит Его имя?! Засияет кротость, милостивость, чистота, любовь нелицемерная о Христе к каждому человеку, к каждой твари. В наши дни сияет вера православная в мученичестве русских людей. Но и в некоторых сектантах – мучениках и исповедниках, как и в католиках, изгоняемых и мучимых за веру Христову, – прославилось Православие, истинное, нелицемерное, гораздо более чистое и святое, чем в тысячах теплохладных, боязливых, имеющих только имя, «будто живых» (Откр.3:1), но на самом деле мертвых последователей нашего чистого догматического учения.
Наше Православие здесь лишь отблеск, лишь отзвук Православия небесного, его вечной истины, вечных совершенств. Догматически оно чисто отражается в учении Православной Церкви, но оно есть дух и жизнь и имеет плодом своим – только жизнь. Православие есть добрый плод, и о дереве надо судить только по плодам, по результатам его цветения. Пусть цвет некрасив, пусть листья колючи и сухи, пусть дерево низкоросло и неказисто, пусть даже поломано... Но если плод сладкий, чистый и питательный – то дерево православно в плодоносности своей. И, наоборот, пусть пышны цветы и листья, пусть огромно и чудно дерево, но если плод несъедобно горек, ядовит или ничтожен, то ничто не явит истину Православия этого на вид выделяющегося дерева. И жалко будет оно, если само станет выделять себя и превозноситься над другими деревьями.
Но в чем практически состоит дух сектантства, против которого надо вооружаться молитвою и трезвением? Дух этот есть дух душевной (не духовной) ревности. Это – рационализация веры, блюдение чистоты веры и потеря глубины. Это ущерб любви. Некоторые православные по-сектантски защищают свое Православие, орудуя текстами Писания или канонами, как палками, браня сектантов, или своих же православных (примеры древних и новых расколов), защищая веру свою без надежды на Бога, без любви к человеку. И наоборот, в некоторых сектантах проявляется православный дух в отношении того или иного вопроса. Например, в отношении непонимания общения с Небесною Церковью (святыми) все сектанты будут «не признавать» этого общения, и не желая приобщаться к его опыту Духа, горделиво отвергать это общение, но один сектант будет обличать православных за их «идолопоклонство», другой – «отдаст суд Богу», и лишь кротко помолится о просвещении братьев православных светом истины. И тот, и другой будут вне опыта православного общения с Небесной Церковью, но один будет неправославно настроен (первый), другой – православно, и несмотря на свое неправославное исповедание веры, может быть, окажется пред Богом более православным, чем иной православный, общающийся со святыми чисто внешне – обрядно, но не поступающий в жизни по заповедям Евангельским, не стремящийся сердцем к духу святых.
Все повинны. «Нет праведного ни одного» (Рим.3:10) – это надо понять. И не осуждать друг друга, но помогать друг другу, учиться правде друг у друга. Сколько перегородок тогда падет!
Если бы Господь ограничил Себя теми законами спасения, которые понятны нашему человеческому уму, нам бы всем пришлось погибнуть. К безмерному счастью человеческому – это не так. Законы спасения Божьего шире наших пониманий, вернее сказать – глубже. Ибо Спаситель – Господь, а мы – люди, тварь ничтожная и окаянная пред Богом. И «вся наша праведность – как запачканная одежда» (Ис.64:6)... Вся православность наша действительно «как запачканная одежда»... И сознание этого только выявляет, только подчеркивает безмерную истину, глубину и величие Православия.

Источник http://azbyka.ru/otechnik/?Ioann_Shahov ... ektantstve
архиепископ Иоанн (Шаховской)
"Ты, Господи, не удаляйся от меня, Сила моя! поспеши на помощь мне!"
Пс. 21, 20

Аватара пользователя
Anđeo
Сообщений в теме: 1
Всего сообщений: 292
Зарегистрирован: 18.04.2014
Откуда: Тиват
Вероисповедание: православное
Образование: высшее
Профессия: Development director
Ко мне обращаться: на "вы"
Re: Полезно знать.Пища к размышлению...

Сообщение Anđeo » 04 май 2014, 18:04

Иулия, решпект. очень толково.
Ведь так трудно донести мысль, что Господь заповедовал любить ближнего. Неважно какого - национальности, религиозных убеждений.
Случайности нужны, чтобы Бог действовал инкогнито.

Аватара пользователя
Иулия
Сообщений в теме: 20
Всего сообщений: 4444
Зарегистрирован: 23.12.2011
Откуда: Курская обл.
Вероисповедание: православное
Образование: высшее
Профессия: информатик-экономист
Ко мне обращаться: на "ты"
:
Способности и упорство
Re: Полезно знать.Пища к размышлению...

Сообщение Иулия » 11 май 2014, 20:29

Архимандрит Андрей (Конанос): Не злись на себя и не прячься от себя :good: :good: :good:
Источник: http://www.pravmir.ru/arhimandrit-andre ... z31QdVPHq0
"Ты, Господи, не удаляйся от меня, Сила моя! поспеши на помощь мне!"
Пс. 21, 20

Аватара пользователя
Иулия
Сообщений в теме: 20
Всего сообщений: 4444
Зарегистрирован: 23.12.2011
Откуда: Курская обл.
Вероисповедание: православное
Образование: высшее
Профессия: информатик-экономист
Ко мне обращаться: на "ты"
:
Способности и упорство
Re: Полезно знать.Пища к размышлению...

Сообщение Иулия » 13 май 2014, 09:50

О ЛОЖНОЙ РЕВНОСТИ И ВНУТРИЦЕРКОВНОЙ ПОЛЕМИКЕ


Источник: http://www.pravoslavie.ru/smi/44437.htm
© Православие.Ru


НЕСКОЛЬКО РАЗМЫШЛЕНИЙ О МИССИИ

http://www.pravoslavie.ru/smi/1043.htm
"Ты, Господи, не удаляйся от меня, Сила моя! поспеши на помощь мне!"
Пс. 21, 20

Аватара пользователя
Иулия
Сообщений в теме: 20
Всего сообщений: 4444
Зарегистрирован: 23.12.2011
Откуда: Курская обл.
Вероисповедание: православное
Образование: высшее
Профессия: информатик-экономист
Ко мне обращаться: на "ты"
:
Способности и упорство
Re: Полезно знать.Пища к размышлению...

Сообщение Иулия » 08 сен 2014, 09:01

«Вкушать смирение черпаком»

Схиархимандрит Эмилиан (Вафидис)

Переживая раздоры с ближними, человек склонен погружаться в бездну душевных терзаний и забывать о том, что первопричина всех конфликтов — разлад в духовной жизни. Кто побеждает в битве с собой, тот имеет мир с окружающими. О всепобеждающей силе смирения — наставления афонского подвижника, одного из самых почитаемых старцев Святой Горы схиархимандрита Эмилиа́на (Вафидиса).

Когда человек грешит, он отделяется от ближних и приобретает чувство, что они его не любят, не жалеют, не думают о нём, не интересуются им. Подобно тому, как язык, потерявший чувство вкуса, не ощущает сладости мёда, — и человек греха страдает нечувствием, не воспринимает любви людей, обижается и всё толкует неправильно, считая, что все хотят ему зла, что все живут и радуются, а его бросили.

И даже если ты прольёшь за него кровь, он даст другое толкование твоей любви. Если ты скажешь ему что-то доброе, он посчитает, что ты вмешиваешься в его жизнь. Если скажешь ему: садись тут, — он будет считать, что ты его презираешь. Грешный человек живёт в оковах своего греха и в страшной темнице своего одиночества.

Когда человек, оказываясь в подобных ситуациях много раз, приходит к выводу, что ближние его не любят, не жалеют, не помогают ему, что они в чём-то виноваты, то совершенно ясно, что он согрешил. Тот, кто освободился от греха, приобретает чувство, что все его любят, жалеют, всех он ощущает как родных, ему хочется всех обнять, потому что все исполнены милости к нему. Итак, чем более я освобождаюсь от греха, тем более прихожу в единство с ближними. И наоборот, чем больше грешу, тем больше от всех отделяюсь.

Никто не может быть с Богом, если не смиряется, если не презирается, если не проигрывает в чём-либо, если не терпит ущерба каждый день. Ежедневно терпеть ущерб, лишения и бесчестия от других — это наше опытное смирение, которое нас делает великими пред Богом и благословенными у Бога.

Я должен вкушать смирение черпаком, снова и снова и часто сокрушаться. Однако когда я ничего не принимаю от ближнего, когда я берегу своё достоинство, смотрю за тем, чтобы меня уважали, любили, чтобы я был желанным, чтобы меня понимали, одобряли, признавали, — тогда со мной нет Бога. Моя жизнь — душевная, она — не духовная. Тогда я живу душевными переживаниями, в какой-то неполноценности. Живу по законам психологии, а не духовного общения.

Вы мне скажете: «Неужели правильно, чтобы ближний делал со мной всё, что хочет?» Конечно, да! Это правильно и естественно, потому что человек поступает в соответствии со своим характером. Нервный будет нервничать, кроткий будет обращаться с тобой кротко, обходительный будет разговаривать деликатно, а грубый, естественно, будет разговаривать грубо. Как в человеке обходительном ты не найдёшь грубости, так от грубого не можешь ждать обходительности.

Всякий человек своим поведением выражает избыток своего сердца, не может он дать что-то другое, не будет он давать то, что хочешь ты. Человек ведёт себя так, как вели себя его папа, мама, в соответствии со своими наследственными качествами, с жизнью, которой он до сих пор жил. Всё это падает на меня. То, что, собственно, могу я сделать, — это принять каждого как он есть, и особенно когда он мне противодействует, когда идёт против меня, потому что это может сделать меня святым.

Все мы, люди, очень легко ломаемся, готовы упасть, надорваться. У нас нет стойкого самообладания. У нас есть нервы, сердца, и мы изменяемся каждый час. Идёшь ты, например, с кем-нибудь погулять, чтобы получить удовольствие, а он по дороге вспоминает что-то, изменяется и делается хмурым. Ты говоришь ему одну фразу, а он её неправильно понимает и с того дня избегает с тобой встречаться. Таковы все люди. Наши нервы не выдерживают, сердца у нас очень чувствительны, и нам нужно соединиться с Богом, чтобы обрести силу.

Молитва приносит радость, ибо это есть общение с Богом. Не будем копить в себе горечь обиды на ближнего, не станем вмешиваться в чужие дела. Ничто не должно нас отвлекать в нашей жизни. И не будем бояться. Не будем беспокоиться. Не будем страдать. Даже когда с вами поступают несправедливо, по страсти, не беспокойтесь, не хлопочите. Ваше счастье, удача не пропадает от этого, потому что мы ждём её не от людей, но от Бога.

Даже если я гордый, эгоист, своим превозношением уподобившийся демону, но, поскольку я говорю «помилуй мя, грешнаго», Бог по Своей любви обратит внимание на то, что я произношу устами, а не на то, что у меня на сердце, и примет моё покаяние. Такова Его благость.

Евангельское усилие — ни в коем случае не насилие. Это жизнь духовная, покой, отложение попечений и ликование. Это Небеса, разверзающиеся для сынов и дочерей Бога, денно и нощно играющих перед Ним.

Господь ясно сказал в Евангелии: Царство Небесное силою берётся, и употребляющие усилие восхищают Его (Мф. 11, 12). Поэтому все верующие во Христа живут в понуждении себя и борьбе со своими страстями, в трудах и подвигах до тех пор, пока не вселится в сердца их Христос (см.: Еф. 3, 17).

...Почему мы так боимся приложить усилие? Почему мы сопротивляемся и усматриваем в нём бедствие и непреодолимые трудности?

Наши собственные интересы, мирское мышление, ребяческое непослушание, подверженность модным идеологиям, эгоизм и прочие недостатки сдавливают нас и препятствуют восприятию от всего сердца «бремени Христова». Кроме того, часто мы или под влиянием современного обмирщённого, позабывшего о Боге общества, или не имея серьёзных богословских познаний, ведём весьма поверхностную духовную жизнь, а евангельский призыв к усилию истолковываем легкомысленно и безответственно.

Обычно людям не нравится злострадание. Они поощряют прихоти своей плоти и таким образом ещё больше разжигают её аппетит. Покой, на который у мирских людей есть благословное разрешение, оправдание и основание, для человека верующего есть предел погибели. Для того чтобы суметь отказаться от инстинктивного попечения о своей плоти, отвергнуть самоугождение, необходима истинная любовь и Божественный огонь. Его в нас возжигает Сам Христос и им изменяет наше внутреннее существо. Подлинное стремление ко Христу стирает любое иное стремление.

Мы все любим Бога. Но нашими повседневными делами, проистекающими из малодушия, человеческих слабостей, небрежности, незнания, страстей, свидетельствуем о своём автономном существовании по отношению к Нему. Наша любовь расходуется на идеи, желания, приобретение материальных благ, на себя самих. А мы между тем просто не понимаем, что так, через закоснение в удовольствии и самоугождении, de facto рвётся наша связь с Богом, мы теряем Его Божественную любовь.

Мерило нашей жизни есть Христос, в меру полного возраста Христова (Еф. 4, 13). Святой Игнатий говорит, что и мы можем исповедовать со дерзновением: «Я желаю постичь лишь одно — Христа». Открыть Его для себя, Его обрести. Да будет Он Господь мой и Бог мой (Ин. 20, 28).
"Ты, Господи, не удаляйся от меня, Сила моя! поспеши на помощь мне!"
Пс. 21, 20

Аватара пользователя
sANguiNAria
Сообщений в теме: 1
Всего сообщений: 1342
Зарегистрирован: 02.12.2013
Откуда: Россия
Вероисповедание: православное
Сыновей: 3
Дочерей: 2
Образование: высшее
Ко мне обращаться: на "ты"
Re: Полезно знать.Пища к размышлению...

Сообщение sANguiNAria » 08 сен 2014, 11:46

Иулия, спаси Господи! :chelo: прямо в точку!очень для меня вовремя!
Помилуй мя, Боже, помилуй мя!

Аватара пользователя
Мурлыка
Сообщений в теме: 1
Всего сообщений: 6912
Зарегистрирован: 07.03.2014
Откуда: Россия, Урал
Вероисповедание: православное
Имя в крещении: Пелагия
Сыновей: 1
Профессия: Дизайнер, технолог, портной
Ко мне обращаться: на "ты"
Re: Полезно знать.Пища к размышлению...

Сообщение Мурлыка » 08 сен 2014, 18:24

sANguiNAria:очень для меня вовремя!
ага и для меня. :chelo:
Бог не сможет благословить ваши шаги, если вы не переставляете ноги.

Момент терпения в минуту гнева, предотвращает тысячи моментов сожаления.

Аватара пользователя
Соломония
Сообщений в теме: 1
Всего сообщений: 850
Зарегистрирован: 11.06.2014
Откуда: север кавказа
Вероисповедание: православное
Сыновей: 1
Дочерей: 1
Образование: среднее специальное
Ко мне обращаться: на "ты"
Re: Полезно знать.Пища к размышлению...

Сообщение Соломония » 08 сен 2014, 19:23

Ребят, я по ходу дела с вами. Это, конечно, совсем не весело, зато поле деятельности обширнейшее :wink: . Будем стараться. Дай Бог нам всем успехов на этом поприще :friends:
Не бойся, только веруй

Аватара пользователя
Иулия
Сообщений в теме: 20
Всего сообщений: 4444
Зарегистрирован: 23.12.2011
Откуда: Курская обл.
Вероисповедание: православное
Образование: высшее
Профессия: информатик-экономист
Ко мне обращаться: на "ты"
:
Способности и упорство
Re: Полезно знать.Пища к размышлению...

Сообщение Иулия » 09 сен 2014, 00:07

А я думала, что только у меня одной так бывает :friends:
"Ты, Господи, не удаляйся от меня, Сила моя! поспеши на помощь мне!"
Пс. 21, 20

Аватара пользователя
Иулия
Сообщений в теме: 20
Всего сообщений: 4444
Зарегистрирован: 23.12.2011
Откуда: Курская обл.
Вероисповедание: православное
Образование: высшее
Профессия: информатик-экономист
Ко мне обращаться: на "ты"
:
Способности и упорство
Re: Полезно знать.Пища к размышлению...

Сообщение Иулия » 25 окт 2014, 14:33

Не помню выкладывала или нет ранее. Сегодня решила заново перечитать

Митрополит Антоний Сурожский

«Воспитание сердца».

Я долго думал: что сказать? Как будто все сказано за многие годы… И решился сказать две или три вещи, может быть, разрозненные, но которые, мне кажется, могут пойти на пользу.
По мере того, как проходят годы – и это зависит не от старости, а порой от утомления, от изношенности телесной и душевной, – некоторые вещи делаются особенно трудными. И одна из вещей, которая делается такой трудной, это лицом к лицу встретиться со своим прошлым, заглянуть ему в глаза – и не ужаснуться; потому что по мере того как растет в нас какая-то внутренняя опытность, мы большей частью, оглядываясь назад, изумляемся тому, как слепы, как глухи мы были, как непонятливы, и сколько мы могли бы сделать добра, и сколько мы могли бы не сделать дурного.
Мне вспоминается одна наша очень старая прихожанка, теперь уже много лет почившая – и когда я говорю «почившая», я именно выражаю то, что чувствую о ней: после многих лет она почила телом и вошла в вечность. Она как-то ко мне пришла со своей тревогой, с неизбывной какой-то тоской; она говорила о том, что теперь, когда старость пришла, она уже не владеет своими мыслями, как раньше. По мере того, как ночи (как ей казалось) становятся все длиннее и длиннее, потому что она спать может все меньше и меньше, перед ней каждую ночь встают образы ее прошлого. Редко встают светлые образы – те она может вспоминать в сиянии дня; встают образы темные, грустные, болезненные, позорные. Они находят на нее, как туча, и не дают ей покоя; восстают они ночью и накидывают на весь день как бы пелену тьмы: стыда, раскаяния. И вместе с тем, как она говорила, она не находит пути на свободу. Как справиться? Ей давали снотворное, но тогда эти образы прошлого, эти мысли превращались в какой-то круговорот ужаса; они не уходят – только вместо яркого и мучительного воспоминания делаются кошмаром.

Я ей тогда сказал то, что хочу сказать вам, что говорю себе постоянно: конечно, вернуться назад к тем моментам, которые вспоминаются, и на основании пережитого, на основании обогатившего нас опыта поступить иначе, мы не можем. Однако, как я ей сказал, нам дано не только раз пережить нашу жизнь, а много, много раз возвращаться к прошлому. Но есть как бы разные виды прошлого. Есть вещи, которые случились в прошлом и вместе с прошлым вымерли, как бы отпали, словно листья с дерева опадают осенью; вещи, которые случились, но которые изжились, которые в нашем настоящем больше не существуют. Так бывает с раскаянным грехом: человек поступает плохо, словом ли, делом, помышлением, желанием, поступком – и вдруг приходит в ужас от себя и обращается к Богу, и кричит свою боль, свой стыд, и кается перед Ним, и отрекается от того строя души, который мог произвести такой поступок, вызвать такие чувства, такие слова. Иногда большой грех, страшный поступок как бы изглаживается; он оставляет рубец – больше как напоминание, чем воспоминание, – напоминание о нашей хрупкости, о том, как надо осторожно жить, чтобы не случилось то же самое.

И поступки могут быть страшные, но они могут изгладиться до конца настоящим покаянием. Святой Никита Стифат, ученик святого Симеона Нового Богослова, говорит: Слезы истинного покаяния могут вернуть нам даже утраченную девственность нашу… И святой Варсонофий Великий говорит, что если мы действительно покаялись перед Богом и знаем, что вернуться к тому, что случилось, нам больше невозможно, потому что покаянием что-то сожжено в нас, уничтожено и не может больше породить того зла, которое мы совершили, тогда мы можем сказать, что мы прощены и случившееся изглажено из книги жизни. Прошлое стало прошедшим. По русской пословице: прошлое прошло, да быльем поросло.

Но бывают в нашем прошлом вещи неизжитые, они когда-то были совершены или пережиты, но не изжиты. В какой-то момент началось недружелюбие, зародилась вражда. Конечно, ничего не случилось, а где-то она отложилась, как яд. И хоть мы можем даже и не вспоминать того человека или те обстоятельства, в которых эти чувства, расположения в нас родились, они в нас есть. И чем бы мы ни жили, кем бы мы ни становились – они где-то отравляют наше бытие в самом корне, в самой глубине. И тогда это прошлое – уже не прошлое; на самом деле оно остается настоящим. Это не пройденный этап жизни, это начатый этап. И что-то должно случиться, чтобы это прошлое действительно было исцелено.
В качестве примера того, о чем я говорил вначале, для меня очень ярко встает образ первого человека, который ко мне пришел на исповедь. Этот человек совершил убийство много лет до нашей встречи, и в течение долгих лет он жил ужасом о том, что совершил, каялся, не только сожалея, но сгорая от ужаса и в этом ужасе. И наконец он пришел к Богу со своим покаянием, потому что это покаяние так созрело, что он мог сказать Богу: я больше не тот человек, который совершил это убийство; прости, отпусти меня на свободу!..
Вот эти слова: «Я уже больше не тот человек, который совершил грех», – являются как бы мерой того, изглажено или не изглажено преступление, очищен или остался неочищенным наш грех. И если мы можем сказать: «Я больше не тот человек»; можем сказать, что этот грех мы знаем за тем, кем мы были, но тот человек умер, его больше нет, а есть только новый человек, родившийся из покаяния и из страшного опыта, тот же самый святой Варсонофий Великий говорит: в таком случае даже на исповедь можно не идти, потому что с уверенностью можно сказать: Бог меня простил, раз Он меня сотворил новым человеком…

Но часто бывает иное – то, о чем говорила наша старушка-прихожанка: образ за образом вставало ее прошлое – мелкие события, крупные события. Не такие грехи, как убийство, но грехи, которые отравляли жизнь другим и ее собственное сердце. И как это забыть? Я тогда настаивал на том, что не надо забывать, нельзя забывать; можно быть прощенным, но себя простить нельзя. И забывать нельзя, потому что это не решает никакого вопроса, не исцеляет душу, не изменяет жизнь.
А что же делать? Я ей посоветовал каждый раз, когда встает какой-нибудь образ прошлого, поставить перед собой вопрос: если бы я снова оказалась в тех обстоятельствах, в которых я согрешила, – как бы я поступила теперь, с новым опытом, с долголетним опытом жизни? Тогда мне было двадцать лет, и тридцать, и сорок – теперь мне восемьдесят, я столько пережила и поняла; если вернуться в это событие, вглядеться в него самым глубоким, душу разрывающим образом, вглядеться в него с трезвостью и беспощадностью к себе и поставить себе вопрос: случись те же самые обстоятельства теперь – как бы я поступила? Кем бы я была?.. И если ты можешь сказать: этого я бы не могла больше никогда сделать, сказать, подумать, пережить, – тогда знай, что ты переродилась и можешь Богу сказать: та, которая это совершила, тот или та, которые были этим человеком, теперь умерли; я даже каяться в этом по-настоящему не могу, потому что этот человек вымер во мне…
Я помню подобную исповедь, когда человек говорил: вот грехи моего прошлого, я их знаю, я от них отрекаюсь, я их ненавижу; но каяться слезно сейчас не могу, потому что я больше не тот человек, который их совершил; тот – умер, ничего от него не осталось в результате даже не такой уж долголетней жизни, а потрясающего переживания раскаяния и покаяния.
И эта женщина нашла в себе мужество вглядеться в каждое устрашающее ее событие жизни, ее прошлого; она вглядывалась во все зло, во всю неправду, во весь ужас прошлого, и ставила перед собой и перед Богом этот решающий вопрос; и решив, в отдельности, каждый из этих вопросов, она почувствовала, что освобождается шаг за шагом от своего прошлого.
С ней это случилось на старости лет, случилось за два-три года до ее смерти. Но тот же вопрос встает перед нами каждый раз, когда мы готовимся к исповеди; только мы, большей частью, еще полны сил, наша жизнь нас влечет, как река, мы действуем, у нас нет той оседлости, которая позволяет глядеть на прошлое, как человек глядит на природу, усевшись на горе, когда он окидывает взором все, что ему открывается; бесстрастно, метко, зорко и с глубоким переживанием.
Нам надо учиться с ранних лет готовиться к каждой исповеди таким образом, не обязательно исповеди перед священником, а исповеди своей жизни изо дня в день перед Богом. Если бы мы каждый день вглядывались в этот день и во все, что нам вспомнится в нашем прошлом, с готовностью на то, что это прошлое нас будет обличать, что оно поставит под вопрос наше право называться христианином или даже порой просто человеком! Если бы мы были готовы так смотреть в свое прошлое, то могли бы его изжить из года в год и на исповедь приходить с подлинно глубоким переживанием: не эмоциями, а строгим, трезвым сознанием своей греховности. А сознание греховности означает перед лицом Бога и людей сознание, что мы недостойны того, чтобы нас уважали, чтобы нас любили. Надо спросить себя: если бы все люди знали обо мне то, что я сам знаю, как бы я себя чувствовал перед ними?.. Себя страшить тем, что когда-либо на Страшном суде откроются перед всеми людьми тайны нашей жизни – недостаточно, потому что мы слишком легко откладываем на будущее то, что надо делать сейчас. Да, будет Страшный суд – тогда увидим, что будет! К тому времени успеем покаяться! К тому времени мы переменимся!.. А «то время» никогда не приходит, потому что мы умираем слишком рано для того, чтобы успеть на земле уже стать жителями вечности.

И вот, готовясь к очередной исповеди, общей ли, частной ли, мы должны попробовать пережить нашу жизнь заново; не только взглянуть и сделать список того, что недостойно, что нехорошо, а заглянуть глубже: как это было возможно?
Я сейчас отступлю немножко от той линии, которой я следовал, и скажу так: недостаточно нам каяться в очередных грехах; недостаточно ставить вопрос чисто нравственный: хорошо ли, плохо ли я поступаю? Надо ставить вопрос о том, кто же я такой. Я себя называю человеком; я так рад и благоговею перед тем, что я русский; я православный христианин; я – сын, я – дочь, я – муж или жена, я – жених или невеста, я – отец или мать, я – друг, я – товарищ, я – соработник: во всех планах – кто я такой? Сколько во мне подлинности и сколько мишуры? Насколько я стараюсь казаться вместо того, чтобы просто быть?
Рано или поздно, когда в нас начнут слабеть те силы, которые позволяют нам отметать воспоминания, закрываться, нам придется встретиться с нашим прошлым, далеким и близким, но тогда так трудно бывает с ним справиться. А если бы мы это делали мужественно и решительно, мы могли бы это делать, мы могли бы это совершить вовремя, так, чтобы измениться не внешне только, но в наших глубинах.
Я хочу сказать еще о другом, что тоже относится к тому состоянию усталости внутренней, усталости внешней, телесной, душевной – следствиям бегущих лет и обстоятельств жизни, которые нас застигают и в молодости, и в средние, и в поздние годы.

Порой не хватает сил собрать ум для того, чтобы молиться; порой и хотелось бы молиться – и сил нет; сердце рвется – а ум колеблется, наподобие, может быть, тихого озера, по которому бежит ветерок: вся поверхность дрожит и не может отразить ни небо, ни землю; а глубины остаются тихими, нетронутыми этим ветром. Так часто бывает и с нами: глубины наши остаются прозрачными, тихими; а на поверхности такая буря, что не собрать мыслей и чувств. Что же тогда делать?

И вот я хочу вам дать совет, который я в свое время получил и за который глубоко благодарен своему духовному отцу. Он мне советовал перед тем, как лечь спать, положить пять поклонов (но, конечно, речь идет не о том, сколько поклонов класть и класть ли поклоны вообще, а встать перед Богом, поклониться Ему духом и истиной, всем своим существом) и сказать: Господи! По молитвам тех, кто меня любит, – спаси и защити меня!.. И потом, – говорил мне отец Афанасий, – ляг в постель, не напрягай ум, но откройся воспоминанию всех тех людей, лики которых всплывут в твоей памяти, людей, которые тебя любят… У каждого из нас есть кто-то, кто нас любит, какие-то люди в настоящем, еще на земле, которые желают нам подлинного, истинного добра, которые мечтают о том, чтобы мы расцвели, выросли в полную меру нашего человеческого, христианского призвания. И каждый раз, когда вспомнится имя и встанет образ, – поблагодари Бога, что есть на земле или на небе такой человек, и попроси Бога этого человека благословить за его любовь. И так вспоминай, не ища в памяти, а давая образам возникать. Вспомнятся люди близкие, родные; вспомнятся люди, которых когда-то встретил и которые тебя полюбили достойной любовью. А за ними, может, начнут вспоминаться и святые, которые были близки к сердцу и которые, может быть, часто вспоминаются; и, конечно, те, которых мы особенно почитаем, – но вспомнятся уже по-новому, как бы не «объективно», а по отношению к нам самим; не потому что мы их любим, почитаем, им дивимся, а потому что мы не могли бы этого делать, если бы они лицом не обратились к нам, если бы их любовь, их заботливость о нас не тронула наше сердце. Каждый может вспомнить и Николая Чудотворца, и Серафима Саровского, и других святых. Каждый из нас носит имя святого и, значит, связан с этим святым, с этой святой на всю вечность; с момента нашего крещения этот святой или эта святая о нас молится, о нас думает, нас любит – и такой любовью, которую мы на земле редко-редко можем встретить. А потом, может быть, вспомнятся и другие святые, жития которых мы читали, икона которых нас поразила, о которых мы услышали, которые вошли в жизнь другого человека и каким-то образом ее изменили.

И потом – засни на этом. Заснешь тогда в обществе святых; а за этим обществом святых стоит Живой Бог; за этим обществом святых Божия Матерь стоит… И тогда действительно случается с нами то, что в Ветхом Завете написано: Я сплю, а сердце мое бдит, оно живо (Песн 5,2). Только мое сознание потухло, а сердце бьется в общении любви с миром тех людей, живых и усопших, для которых, кроме любви, больше ничего не остается, которые любят нас нераздельной любовью.

Это может каждый сделать. Произнести: Господи! По молитвам тех, кто любит меня, – спаси и сохрани!.. И открыться воспоминанию той любви, которая сделала жизнь возможной, тоже может каждый. Сколько бы ни было у нас за плечами лет, как бы мы ни были разбиты усталостью, болезнью, как бы ни были мы рассеянны и издерганны, – это остается возможным.
"Ты, Господи, не удаляйся от меня, Сила моя! поспеши на помощь мне!"
Пс. 21, 20

Аватара пользователя
Иулия
Сообщений в теме: 20
Всего сообщений: 4444
Зарегистрирован: 23.12.2011
Откуда: Курская обл.
Вероисповедание: православное
Образование: высшее
Профессия: информатик-экономист
Ко мне обращаться: на "ты"
:
Способности и упорство
Re: Полезно знать.Пища к размышлению...

Сообщение Иулия » 05 ноя 2014, 03:42


Очень сильно
Смотрю пол ночи,мороз по коже просто.
Об ошибках воспитания в православных семьях. Почему в православных семьях дети становятся наркоманами и т.д. о многом, что касается семьи
"Ты, Господи, не удаляйся от меня, Сила моя! поспеши на помощь мне!"
Пс. 21, 20

Аватара пользователя
Акка Кнебекайзе
Сообщений в теме: 2
Всего сообщений: 8983
Зарегистрирован: 19.12.2012
Откуда: из Сибири
Вероисповедание: православное
Сыновей: 4
Дочерей: 0
Профессия: старуха свеШница 99-го уровня
Ко мне обращаться: на "ты"
:
Победа в конкурсе
Re: Полезно знать.Пища к размышлению...

Сообщение Акка Кнебекайзе » 09 дек 2014, 06:49

Я наткнулась на статью интереснейшую. Новый для меня взгляд на больную тему...

http://radiovera.ru/deti-kotoryih-net.html#.VIZv7cJ_uYM
Тема нерожденных детей, тема абортов – очень актуальна в нашем обществе и очень болезненна. Не говорю о пропаганде деторождения и ее методах , но и в обычных разговорах мы, увы, касаясь этой темы, спешим или с ходу осудить этих женщин – или молча смущенно отстраниться, словно бы это все – чужое для нас, не про нас, не с нами… А я думаю: в защите нуждаются не только дети. В нашей защите нуждаются и несчастные их матери, женщины, так и не познавшие радости материнства – наши родные, подруги, соседки… Женщины, загнанные в угол обстоятельствами, недоброй волей и осуждением окружающих, собственными страхами, неверием, неразвитостью своей души , неумением любить. А ведь их женское сердце живо и без всякой пропаганды чувствует, какое это несчастье – убийство собственного чада во чреве, и мучается и страдает от этого. Чем мы с вами можем помочь им, оказавшись рядом? Тем, что не осудим огульно, что сможем их выслушать, помолиться о них, сможем помочь не погибать в отчаянии, а оплакать дитя, которого более нет рядом, и сделать шаг к покаянию – шаг ко Христу. Если, конечно, знаем дорогу к Нему сами.
сколько ни лей воды, никогда не изменишь суть –
просто быть, просто действовать, просто быть действием,
прямо в этот момент просто быть частью этой песни.

Аватара пользователя
Эль Ниньо
Сообщений в теме: 10
Всего сообщений: 6637
Зарегистрирован: 12.09.2011
Откуда: Казахстан
Вероисповедание: православное
Сыновей: 1
Дочерей: 2
Образование: среднее
Профессия: чтец
Ко мне обращаться: на "ты"
Re: Полезно знать.Пища к размышлению...

Сообщение Эль Ниньо » 09 апр 2015, 12:12

http://www.pravmir.ru/eshhe-raz-o-zhens ... lozhatsya/

Еще раз о женском одиночестве: Довериться Богу, а женихи приложатся
Елена Балаян | 01 мая 2014 г.
Жизнь показывает, что каждого из нас Господь ведет к Себе своим особым путем. И на этом пути нет трафаретных траекторий, как нет и возрастных ограничений.
Еще раз о женском одиночестве: Довериться Богу, а женихи приложатся

«Правмир» публикует еще одну попытку ответа на вопрос нашей читательницы – Елены из Петербурга. Напомним, что женщина просила помочь ей найти способ смириться с крестом одиночества.

Дорогая Елена!

Я прочитала на сайте «Правмира» Ваше письмо, и оно меня глубоко тронуло и отозвалось в моем сердце острым желанием Вам помочь и найти для Вас слова утешения и, возможно, того объяснения Вашей судьбы, которое Вы так ищете. Утешения не усыпляющего, но того, которое дает импульс осмысления и преодоления, импульс не консервации, но движения. И хотя Вы ждете ответа, прежде всего, от священника, решила не сдерживать своего порыва и написать Вам.

Избегая стандартных ответов
В своем письме Вы говорите о том, что не можете понять взаимосвязи между своим целомудренным поведением и отсутствием в жизни любви и семьи. Вы с болью смотрите на своих подруг и коллег, у которых все это есть, и спрашиваете Бога: «За что?» Ведь наказывать Вас, вроде, и не за что.

Вы говорите, что не можете понять замысел Бога о себе, замечаете, что за те годы, что живете, уже могли десять раз стать мамой, как это происходит с Вашими подругами. «Кому нужно мое несчастье?» – спрашиваете Вы. И справедливо замечаете, что ни один из «стандартных» православных ответов из серии «по грехам», «таков твой крест» и т.п. для объяснения Вашего состояния не подходит. Действительно, стандартность – не тот ключ, с помощью которого можно объяснить необъяснимое.

Вопросы, которые Вы задаете, важные и объемные, но размышления мои не являются готовым рецептом, а являются лишь плодом моего личного опыта, которым я хочу с Вами поделиться.



Отказаться от жалости
Давайте будем прагматиками и начнем с того, что перестанем позволять себе роскошь сослагательных наклонений в стиле «а ведь я могла бы за те годы, что живу, уже не раз стать матерью».

Такие конструкции, на мой взгляд, очень вредоносны и деструктивны, потому что, моделируя нашу жизнь в нашем воображении, единственное, что они делают, так это давят на жалость – нашу жалость к самим себе. Они лелеют ее, взгревают ее, выдавливают слезы совершено искусственным и бессмысленным образом.

Конструкция «я могла бы стать матерью» имеет смысл лишь в одном случае – когда женщина действительно могла стать матерью, но не стала ею по собственной воле, то есть совершила аборт. И то она допустима не для того, чтоб жалеть себя, а чтобы оплакивать свой грех перед Богом и убитым ребенком, то есть приносить покаяние.

Если опять зациклиться на себе и своей горькой судьбинушке, то такая ретроспектива будет бесполезной. Так или иначе, это не Ваш случай – аборт Вы, к великому счастью, не делали. Поэтому для Вас подобные апелляции к несуществующему счастью – чистый воды мазохизм и саможаление, от которого нужно немедленно отказаться, запретив этому помыслу входить в свое сердце. Нужно отказаться от горького наслаждения, который этот помысел доставляет.

Парадокс, но отказаться от наслаждения болью не многим легче, чем от наслаждения удовольствием и счастьем. В этом может быть причина того, почему мы к этому помыслу постоянно возвращаемся. Мы жалеем себя потому, что слишком любим себя, слишком много думаем о себе, слишком много уделяем себе внимания, слишком любовно вертимся вокруг своей собственной оси и своего «несчастного» Я. Мы, наше эго, состоящее, в том числе, из наших желаний, – это наш любимый камень преткновения, о который мы все время спотыкаемся.

Конструкция «я могла бы уже стать матерью» (миллионером, великой актрисой, etc.) – она еще и довольно наглая. Слушайте, те девочки или мальчики, которые родились инвалидами и лежат, прикованные к постели или инвалидной коляске, тоже могли бы стать хорошими матерями и отцами, но вот незадача – недуг помешал.

И те, что умерли в детстве или отрочестве от болезни или несчастного случая, тоже могли бы. И мой жених, с которым у нас отношения не сложились, тоже, возможно, мог бы на настоящий момент уже быть отцом, но вот так приключилось, что его убили, и он отцом не стал. Люди, страдающие бесплодием, которые лишились репродуктивного здоровья в силу тех или иных операций, тоже могли бы…

Понимаете ли Вы всю нелепость подобных построений?

Мы ведь и сами не знаем, сколько мы будем жить, и что будет завтра. Мы, вроде бы, живем церковной жизнью, но то, насколько наша жизнь – не церковная, а вообще обрывочна, вспоминаем лишь в дни тяжелых испытаний, когда подступает опасность ее реально лишиться. В остальные дни предпочитаем горевать о несбывшемся счастье.

Не путать рай с действительностью
Вы в качестве неестественности своего одинокого положения приводите слова Господа, который сказал Адаму и Еве: плодитесь и размножайтесь, и населяйте землю. Но давайте не будем забывать, что эти слова были сказаны нашим праотцам еще в раю, и было это до грехопадения.

Это то, как должно было бы быть, это замысел Бога о человеке и об отношениях мужчины и женщины. Но с тех пор мир «немного» изменился, все пошло «немножко» не так. И теперь очень наивно ждать, что все у всех будет просто прекрасно.

Мы с легкостью миримся с тем, что не прекрасно у других, но почему-то думаем, что это не должно касаться нас.

У меня есть знакомые пары, где муж и жена, жених и невеста очень друг другу подходят. Глядя на них, я очень радуюсь, потому что все уколы жалости и зависти, как учат нас святые отцы, можно рубить на корню исповедью и мужественным запретом, а потом они просто перестают докучать.

Главное – не пытаться присвоить эту радость себе. Не надо себя ни с кем сравнивать и чужую судьбу на себя примерять. Не бывает одинаковых людей и одинаковых судеб. У Бога мы такие совершенно одни, и о каждом из нас у Него свой замысел.



Довериться «вслепую»
Вы говорите: как же этот замысел понять? Это очень интересный вопрос. Нам часто кажется, что если бы мы вдруг узнали, почему Бог устроил все именно так, а не иначе, за что Он нас «наказывает» и к чему ведет, чего хочет от нас и какими методами намерен этого добиваться, то мы бы сразу все поняли и успокоились.

Нам было бы примерно ясно, в каком направлении двигаться, чего от жизни хотеть, а чего не хотеть, на что тратить усилия, а на что не стоит и пытаться. Вот замысел – вот путь, вопросов больше нет…

Со временем я поняла, что это тоже еще одна очень смешная конструкция. Так не будет. Никто нам на блюдечке такую информацию о нас не предложит, разве что гадалка. Да и не в этой информации дело.

Дело в том, чтобы отдаться воле Божией, этой воле, не зная, что называется «вслепую». Чтобы довериться Ему, как доверяется ребенок родителям, без лишних рассуждений, без расспросов, а что со мной будет и куда Ты, Господи, меня ведешь, а точно ли там будет хорошо, точно ли я там буду счастлива и не очень ли это больно. А главное – без малодушного «за что?»

Этот вопрос – один из самых неправильных. Бессмысленно взвешивать свои грехи на весах божественной справедливости и силиться понять, а точно ли я заслужила вот это свое «горюшко» или со мной поступают «не по понятиям»?

Вы говорите, что особых грехов у Вас, слава Богу, нет. Но дело в том, что отсутствие грехов еще не повод для счастья, а их наличие – для его отсутствия. Не все так линейно. Господь – это же не конституционный суд. И не Гаагский трибунал. Это живая верховная Личность, Которая лучше нашего знает, что делать с нами и нашей жизнью, чтобы привести нас к Себе.

Какими бы мы ни были безгрешными в плане внешних поступков, этого само по себе все равно недостаточно, чтобы переродить нас в нечто совершенно новое, в тех новых людей, которые способны войти в Царствие Небесное.

«Боги есте» – сказал о нас Господь, имея в виду нашу божественную потенцию. А какие мы в своем нынешнем состоянии боги? И станем ли ими, если будем в своей земной жизни исключительно спокойны и счастливы?

Когда архангел Гавриил сообщил Богородице о том, что она скоро станет матерью Спасителя рода человеческого и случится это способом, нарушающим земное естество, она, думается, не очень хорошо себе представляла, что это такое с ней происходит и почему, и во сколько ей это обойдется. Она не оценивала и не рассуждала. Она просто согласилась, независимо от последствий. «Се раба Господня, да будет мне по слову твоему».

Легко ли Ей далось это согласие? Было ли у Нее чувство, что Она просто ложится на воду и плывет по течению Божественной воли или чувство было больше похоже на то, когда входишь в ледяную воду, когда кажется, что вот-вот умрешь? Мы этого не знаем.

В любом случае, впереди была неизвестность, кроме счастья, сулившая и «оружие», которое должно пройти Ее душу, но согласие все равно было дано. Точно также и мы должны брать с Богородицы пример и безусловно на все соглашаться. Мы не должны бояться возможной боли, не должны бежать от нее.

Все это вовсе не значит, что счастья – того обычного земного счастья, о котором мы так мечтаем, нет. Но лишь отказавшись от непрестанной за ним погони, можно стать по-настоящему счастливой.

«Се, Жених грядет…»
Я совсем не хочу, дорогая Елена, отговорить Вас от попыток стать счастливой. Я лишь хочу поделиться открытием, которое в какой-то момент совершила сама. Я поняла, что любое земное счастье – это не цель, а средство. И точно таким же средством является его отсутствие – не большим и не меньшим.

Господь дает нам мужа не только для того, чтоб мы были с ним счастливы, но в первую очередь для того, чтобы мы что-то важное через него поняли и чему-то научились. И Он дает ребенка тоже не для того, чтобы потешить наше самолюбие и чувство женской полноценности, но чтобы мы через этого ребенка смогли почувствовать еще одну грань Божественной любви.

Точно также и отсутствие мужа и ребенка может быть средством эту любовь почувствовать. Только происходить это будет не опосредованно, а что называется, напрямую.

Возможно, я ошибаюсь, но мне кажется, что когда у женщины есть муж, ее отношения с Богом складываются по-другому. На мужа уходит значительная часть энергии любви, муж, если он любимый, занимает значительную часть в женском сердце, она ему как бы полностью принадлежит. У женщины, которая мужа не имеет, есть шанс отдать себя Богу, словно своему Жениху или хотя бы просто сильнее двинуться к Нему навстречу.

Вы говорите, что Вы не монашеского склада – это в данном случае совершенно не важно. Если Господь не дает Вам никого, значит, Он Сам в этот конкретный момент времени ждет встречи с Вами и не желает Вас ни с кем делить. И было бы очень опрометчиво этим моментом не воспользоваться.

Ведь с нами очень часто бывает, что мы годами живем церковной жизнью, никаких особо тяжких грехов не совершаем и в этом своем состоянии незаметно консервируемся. А потом вдруг выясняется, что Бог давно нас зовет совсем к другим вершинам, а мы безнадежно отстаем…

Вы спрашиваете, как смириться с женским одиночеством? Как перестать хотеть замуж? Но когда мы находим в себе силы (а это, в том числе, и вопрос волевого усилия) и совершаем этот духовный качественный рывок, то внезапно понимаем, что никакого «женского одиночества» нет. Как нет и одиночества мужского. Что одиночества вообще нет. Это миф, придуманный людьми, не знающими, на что они способны.

Не надо резких движений
Вы можете по-прежнему настаивать на том, что созданы для простого женского счастья, а такой союз с Богом Вас пугает. Но дело в том, что все равно каждый из нас к такому союзу в той или иной мере призван, независимо от пола и семейного положения. Все равно мы должны возлюбить в первую очередь Бога, а потом уже мужа и детей.



Потому что все равно наступит время, когда и муж, и дети отнимутся у нас, и мы останемся один на один с Тем, Кто нас создал и Кто создал наших женихов, мужей и детей. И наше сердце не должно быть привязано к ним больше, чем к Нему. Оно не должно сильно, до уныния, печалиться от того, что Господь не дает нам что-то меньшее, чем Он Сам, потому что взамен этого меньшего Он всегда готов нам дать Себя. А больше этого дара вряд ли что-то может быть.

Так что хочешь – не хочешь, а учиться придется.

Вы страдаете, поскольку разделяете мнение, что Господь определил нам всего два пути – либо жизнь семейная, либо монашеская. А вы ни к той, ни к другой не принадлежите. Между тем, я уверена, что такое искусственное разделение людей на две основные категории сильно действительность упрощает.

Жизнь показывает, что каждого из нас Господь ведет к Себе своим особым путем. И на этом пути нет трафаретных траекторий, как нет и возрастных ограничений. Своего будущего мужа можно встретить в любом возрасте и в любом возрасте принять монашеский постриг. А можно прожить и неким третьим путем, если это будет тот путь, который угоден Богу.

И я не вижу никакой необходимости совершать на этом пути какие-то резкие необдуманные движения.

Было бы полным провалом идти в монастырь лишь по причине неудавшейся личной жизни, не чувствуя к этому особого призвания. Точно так же было бы безумием истерично выталкивать себя замуж лишь на основании «немонашеского склада». Мы и сами не знаем, какого мы склада. Господь знает.

Вы говорите, пытаясь осмыслить свое бедственное положение, что даже у Ника Вуйчича есть жена и дети, хотя сам он без рук и без ног! Это факт действительно потрясающий, свидетельствующий о бесконечной милости Божией ко всем нам и к каждому в отдельности. Но я читала Ника, и знаете, что я поняла? То, что без жены и сына он мог бы обойтись точно так же, как обходится без рук и без ног. И точно так же быть при этом счастливым.

Вот и нам нужно научиться быть счастливыми, несмотря ни на что. Не для того, чтобы превратить это в некую сделку, не с мыслью, что когда мы этому научимся, то Бог нам точно кого-нибудь пошлет, а исключительно ради Него Самого.

Вы пишете, что не теряете надежды и не перестаете молиться, чтобы Господь даровал Вам жениха. Но, может быть, стоит все-таки молиться об этом перестать? Может, стоит забыть о своей мечте, хотя бы на время? Возможно, что один из способов выйти замуж – перестать этого отчаянно хотеть. И очень может быть, что случится это тогда, когда Вы про это забудете. Как говорит Ник Вуйчич, позвольте Богу самому действовать в Вашей жизни. Пусть это придет к Вам само.

Свобода… от мамы?
Возможно, кто-то обвинит меня в призывах к пассивному ничегонеделанию, но мне кажется, что это – гораздо более продуктивный путь, чем судорожные попытки изменить свою жизнь какими-то внешними действиями. Например, некоторые психоаналитики советуют одиноким девушкам, желающим найти спутника, начать с ухода от мамы.

Я понимаю, на что опираются психоаналитики, когда говорят, что над нами может довлеть мамин сценарий и мамин родительский эгоизм, Эрик Берн нам об этом подробно рассказал. Но знаете, я не верю, что Ваша мама, Елена, махровая эгоистка. Скорее всего, она Вас просто любит и желает Вам добра. И она, безусловно, была бы счастлива, если бы у Вас появился жених.

Я не верю, что самим своим фактом нахождения подле Вас она у Вас «женихов отбивает». Я также не верю в то, что Вы человек зависимый, несамостоятельный. Ваше описание собственной жизни это полностью опровергает. Я не думаю, что манкость «женских флюидов» зависит от того, одна дама живет или не одна. Мужчин можно привлекать совершенно независимо от этого.

Я думаю, что жить отдельно от мамы имеет смысл, если Вы собираетесь, что называется, «приводить домой женихов» в надежде, что все это перерастет потом в замужество или в неожиданную беременность. Но Вы же этого делать не собираетесь.

Наша самостоятельность не зависит от нахождения с нами под одной крышей родителей. Особенно если родители уже старенькие, и им нужна забота и уход. Стать, извините меня за выражение, монадой, как советует уважаемая Ольга Гуманова, можно, и не разлучаясь с родителями. И напротив – живя отдельно и даже выйдя замуж, можно ею не стать.

Я знаю девушек, которые давно живут отдельно от своих мам и ужасно притом от них зависят, от их установок и от своих детских обид, которые никак не могут преодолеть и простить. Их мамы по-прежнему ими управляют и имеют на них колоссальное влияние, от которого они постоянно и безуспешно пытаются освободиться. Вместо того чтобы расслабиться и позволить маме собой поуправлять. А почему нет, если ей так будет спокойнее?

Мне кажется, что с мамами надо не рвать связи всеми силами своей души. Мам надо просто жалеть. Свобода не в том, чтобы сопротивляться, свобода в том, чтобы разрешить и поддаться, смириться и уступить. Вот это – по-настоящему взрослая позиция, а сопротивление и бунт – это позиция подростка, к тому же не уверенного в себе. «Свободу попугаям!» – это мы уже проходили, не будем наступать на эти грабли.

Мы с нашими мамами все равно очень связаны. Мы плоть от их плоти. Можно уйти, уехать, убежать на другую планету и все равно остаться дочерью своей матери. И в этом нет никакой страшной неизбежности, так задумано Богом, и значит, в этом должна быть определенная польза.

Как говорит Клайв Стейплз Льюис, психоанализ должен знать свое место. Его можно использовать, как некий костыль, но не надо выдавать этот костыль за единственный способ передвижения. Пытаться измерить промысл Божий с помощью психоанализа – все равно, что с помощью инструментария инфузории-туфельки пытаться познать Божество.

Наивно думать, что все это время Бог не давал Елене жениха по той лишь причине, что она живет с мамой. И что все совершенно изменится, как только она от мамы уйдет.

Пожить отдельно от мамы попробовать можно, особенно если обстоятельства позволяют. Можно предпринять еще много различных усилий – сменить гардероб, купить косметику, начать активно улыбаться мужчинам в случае, если с этим были какие-то проблемы.

Но нужно при этом понимать, что все это может сработать, а может и не сработать. Можно потратить кучу денег на съем квартиры и жить, отказывая себе в самом необходимом. А жениха при этом так и не найти. Гарантий ведь нет…

Одним словом, можно пойти по пути изменения своих жизненных обстоятельств, а можно, не меняя обстоятельств, попытаться измениться самой. Дело вкуса, но последний путь мне кажется более продуктивным.

Это может стать выходом
И еще одну вещь хочу Вам сказать, дорогая Елена. Вы упомянули о том, что хотели бы усыновить ребенка, но не можете этого сделать, потому что мама против этой идеи, а пойти ей наперекор Вы не можете, потому что квартира, в которой вы живете, принадлежит ей.



Я думаю, что не считаться с мамой неправильно, независимо от того, чья это квартира. Приемный ребенок не должен вносить разлад в семью, он должен ее объединять. Но Господь может со временем так расположить сердце Вашей мамы, что она не только перестанет сопротивляться Вашему желанию усыновить ребенка, но начнет этого ребенка ждать. Но для этого Вы точно должны все для себя решить и просить Бога Вам в этом посодействовать.

Усыновить и воспитать приемного ребенка представляется мне делом гораздо более важным и захватывающим, чем родить своего. Потому что Вашего ребенка еще нет, а эти детки уже есть, и у них нет мамы. Так почему бы вам не помочь друг другу? Дело это вполне богоугодное.

Желание родить своего ребенка связано с материнским инстинктом с одной стороны, и со страхом смерти, с желанием свою жизнь в ком-то закрепить и продолжить – с другой. Желание ребенка усыновить связано с потребностью любить и делиться любовью, независимо от биологической составляющей. А это перед Богом гораздо ценнее.

Но будут ли у нас свои дети или чужие, или не будет никаких, даст ли Господь мужа или будет настаивать на пресловутом одиночестве, главная наша задача – научиться любить Его всем нашим сердцем, всем умом и помышлением. Тем более, что учебе этой нет предела, и нет такой степени близости, которая не могла бы перерасти в еще большую близость, если мы этого захотим.

Ну, а что же женихи? А женихи пусть просто приложатся. Раз уж так сильно хотят…



Источник: http://www.pravmir.ru/eshhe-raz-o-zhens ... z3Wnl5mUHx
Новый интернет-тариф "Высыпайся!" интернет автоматически отключится в 10 вечера!
Один жучок, полдня и вы готовы!

Аватара пользователя
Людмил@
Сообщений в теме: 2
Всего сообщений: 3204
Зарегистрирован: 24.07.2012
Откуда: Россия
Вероисповедание: православное
Сыновей: 0
Дочерей: 1
Ко мне обращаться: на "ты"
Re: Полезно знать.Пища к размышлению...

Сообщение Людмил@ » 09 апр 2015, 16:12

Эль Ниньо:Если Господь не дает Вам никого, значит, Он Сам в этот конкретный момент времени ждет встречи с Вами и не желает Вас ни с кем делить. И было бы очень опрометчиво этим моментом не воспользоваться.
какие прекрасные слова! :good: :roll:
Прежде, чем подумать плохо, подумай хорошо.

small_Lena
Сообщений в теме: 1
Всего сообщений: 3776
Зарегистрирован: 25.08.2014
Откуда: Россия
Вероисповедание: православное
Re: Полезно знать.Пища к размышлению...

Сообщение small_Lena » 09 апр 2015, 16:18

Эль Ниньо, :chelo: :chelo: :chelo:
Случайности не случайны ;-)
===
У Бога все бывает вовремя, особенно для тех, кто умеет ждать.

Аватара пользователя
Шелест
Сообщений в теме: 6
Всего сообщений: 11105
Зарегистрирован: 03.10.2014
Откуда: Китеж-град
Вероисповедание: православное
Ко мне обращаться: на "ты"
:
Призёр фотоконкурса
Re: Полезно знать.Пища к размышлению...

Сообщение Шелест » 09 апр 2015, 21:28

Эль Ниньо:Как говорит Клайв Стейплз Льюис, психоанализ должен знать свое место. Его можно использовать, как некий костыль, но не надо выдавать этот костыль за единственный способ передвижения. Пытаться измерить промысл Божий с помощью психоанализа – все равно, что с помощью инструментария инфузории-туфельки пытаться познать Божество.
согласна на 100%
Все улеглось! Одно осталось ясно — что мир устроен грозно и прекрасно,
Что легче там, где поле и цветы.
Николай Рубцов

Ответить Пред. темаСлед. тема
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение

Вернуться в «Душа - поле битвы»