ЛитератураКороткие рассказики

Обмен впечатлениями о прочитанных книгах

Модератор: Пиона

Аватара пользователя
Автор темы
Василиса
Модератор
Всего сообщений: 6982
Зарегистрирован: 04.12.2011
Откуда: Россия
Вероисповедание: православное
Образование: высшее, имею учёную степень
Ко мне обращаться: на "ты"
:
Победа в конкурсе
 Короткие рассказики

Сообщение Василиса »

Давайте делиться? Я начну :)

А.П. Чexов. "Размaзня".Короткий рассказ.

На днях я пригласил к себе в кабинет гувернантку моих детей, Юлию Васильевну. Нужно было посчитаться.

— Садитесь, Юлия Васильевна! — сказал я ей. — Давайте посчитаемся. Вам наверное нужны деньги, а вы такая церемонная, что сами не спросите... Ну-с... Договорились мы с вами по тридцати рублей в месяц...

— По сорока...

— Нет, по тридцати... У меня записано... Я всегда платил гувернанткам по тридцати. Ну-с, прожили вы два месяца...

— Два месяца и пять дней...

— Ровно два месяца... У меня так записано. Следует вам, значит, шестьдесят рублей... Вычесть девять воскресений... вы ведь не занимались с Колей по воскресеньям, а гуляли только... да три праздника...

Юлия Васильевна вспыхнула и затеребила оборочку, но... ни слова!..

— Три праздника... Долой, следовательно, двенадцать рублей... Четыре дня Коля был болен и не было занятий... Вы занимались с одной только Варей... Три дня у вас болели зубы, и моя жена позволила вам не заниматься после обеда... Двенадцать и семь — девятнадцать. Вычесть... останется... гм... сорок один рубль... Верно?

Левый глаз Юлии Васильевны покраснел и наполнился влагой. Подбородок ее задрожал. Она нервно закашляла, засморкалась, но — ни слова!..

— Под Новый год вы разбили чайную чашку с блюдечком. Долой два рубля... Чашка стоит дороже, она фамильная, но... Бог с вами! Где наше не пропадало? Потом-с, по вашему недосмотру Коля полез на дерево и порвал себе сюртучок... Долой десять... Горничная тоже по вашему недосмотру украла у Вари ботинки. Вы должны за всем смотреть. Вы жалованье получаете. Итак, значит, долой еще пять... Десятого января вы взяли у меня десять рублей...

— Я не брала, — шепнула Юлия Васильевна.

— Но у меня записано!

— Ну, пусть... хорошо.

— Из сорока одного вычесть двадцать семь — останется четырнадцать...

Оба глаза наполнились слезами... На длинном хорошеньком носике выступил пот. Бедная девочка!

— Я раз только брала, — сказала она дрожащим голосом. — Я у вашей супруги взяла три рубля... Больше не брала...

— Да? Ишь ведь, а у меня и не записано! Долой из четырнадцати три, останется одиннадцать... Вот вам ваши деньги, милейшая! Три... три, три... один и один... Получите-с!

И я подал ей одиннадцать рублей... Она взяла и дрожащими пальчиками сунула их в карман.

— Merci, — прошептала она.

Я вскочил и заходил по комнате. Меня охватила злость.

— За что же merci? — спросил я.

— За деньги...

— Но ведь я же вас обобрал, чёрт возьми, ограбил! Водь я украл у вас! За что же merci?

— В других местах мне и вовсе не давали...

— Не давали? И не мудрено! Я пошутил над вами, жестокий урок дал вам... Я отдам вам все ваши восемьдесят! Вон они в конверте для вас приготовлены! Но разве можно быть такой кислятиной? Отчего вы не протестуете? Чего молчите? Разве можно на этом свете не быть зубастой? Разве можно быть такой размазней?

Она кисло улыбнулась, и я прочел на ее лице: «Можно!»

Я попросил у нее прощение за жестокий урок и отдал ей, к великому ее удивлению, все восемьдесят. Она робко замерсикала и вышла... Я поглядел ей вслед и подумал: легко на этом свете быть сильным!
Короткие рассказики - 1542390231.jpg

Реклама
Аватара пользователя
Автор темы
Василиса
Модератор
Всего сообщений: 6982
Зарегистрирован: 04.12.2011
Откуда: Россия
Вероисповедание: православное
Образование: высшее, имею учёную степень
Ко мне обращаться: на "ты"
:
Победа в конкурсе
 Re: Короткие рассказики

Сообщение Василиса »

***
И лицо у меня было мокрое. И подушка.
Я проснулась от запаха бабушкиных пирожков. И сразу почувствовала всю нелепость происходящего: бабули уж пять лет как в живых нет.

За окном начинало темнеть. Днём уснула.

Из-под закрытой двери пробивалась полоска света. Пробивалась, и лежала на полу длинной светящейся макарониной.

Я притаилась в кровати.

И ждала. Сама не знаю чего.
И дверь тихо открылась…

— Вставай, соня-засоня, — услышала я голос бабушки, и перестала бояться, — пирожок хочешь?

— Хочу! — быстро ответила я, и начала выбираться из-под одеяла.

На кухне горел свет, а за столом сидел дедушка. Которого не стало ещё в девяносто восьмом году.

Я плюхнулась на диванчик рядом с ним, и прижала его сухое тельце к себе. Дед был горячий и очень протестовал против того, чтоб я его так тискала:

— Обожди, — дед сказал это так, как говорил при жизни — «обожжи», — покажи палец. Ты где так порезалась? Лида! — это он уже бабушке кричит. Мы с ней тёзки. Были когда-то. Лидочка-большая, и Лидочка-маленькая. — Лида! Принеси зелёнку!

Я прижалась к деду ещё сильнее. Столько лет прошло — а он не изменился. Всё такой же суетливый, и всё так же неравнодушен к мелким травмам. В детстве я постоянно от него пряталась, когда разбивала коленки или загоняла себе под кожу занозу. Потому что дед, засучив рукава своей неизменной тельняшки, моментально принимался меня лечить. Он щедро поливал мою рану зелёнкой, и обматывал тремя метрами бинта. А потом каждый день менял мне повязку, и пристально следил за тем, как затягивается порез или ссадина. Само собой, ссадина эта заживала быстро, как зажила бы она и без дедулиного хирургического вмешательства, но дед очень любил приписывать себе лишние достижения. Что меня всегда веселило и умиляло. И он, разматывая бинт, всегда довольно кричал:

— Глянь-ка, всё зажило! Лида! Иди сюда, посмотри, как у Лидушки всё зажило хорошо! Вот что значит вовремя обратиться к деду!

— С ума сойти, — отвечала бабуля, моя посуду, и, не глядя в нашу сторону, — поразительно просто! Как новенькая стала!

Старики прожили вместе почти шестьдесят лет, и бабушка давно привыкла к дедовым заморочкам.

И сейчас дед ухватил меня за палец, который я порезала на прошлой неделе, и принялся меня отчитывать:

— Ты вот почему сразу зелёнкой ранку не обработала? Большая уже девочка, а всё как маленькая! Деда рядом нет — всё на самотёк пускают! Молодёжь!

Я давала деду вдоволь пощупать мой палец, а сама смотрела на его лысину.

Розовая лысина в веснушках. Дед у меня рыжим был. Когда-то. От него в нашей семье и пошла традиция раз в двадцать-тридцать лет рожать рыженьких. Я родилась, спустя тридцать три года, после рождения своей рыжей тётки, заполучив от деда в наследство веснушки и рыжую шевелюру. И никогда этому не радовалась. Потому что отчаянно рыжей я становилась только летом, а весной густо покрывалась веснушками, которые с тринадцати лет всячески выводила и отбеливала. А в остальное время года выглядела анемичной девочкой с тускло-рыжими волосами. В пятнадцать лет я стала блондинкой, и не изменяю гидропириту уже больше десяти лет.

Дедова лысина была розовой. И в веснушках. И ещё на ней была маленькая ссадина. Полученная им на даче в результате того, что он очень любил стучаться головой о низкую притолоку, когда лазил летом под дом за дровами. Сколько себя помню — эта ссадина у деда никогда не успевала зажить до конца. Я потрогала ссадину:

— За дровами лазил?

Дед густо покраснел:

— Говорил я твоему отцу: «Слава, давай побольше проём прорубим?» Нет! Не слушают они, по-своему всё делают! Вот и хожу теперь как не знаю кто!

На кухню вошла бабушка.

— Проснулась?

Я кивнула:

— Угу. Вы давно здесь?

Бабушка села рядом со мной, и провела ладонью по столешнице:

— Мы всегда здесь. Мы тут тридцать лет прожили, в квартире этой. Сюда тебя маленькой, из роддома принесли. Куда ж нам деться? Мы ведь тебе не помешаем?

Отчего-то я сразу вспомнила, какой срач у меня в маленькой комнате, и что на кресле высится Эверест неглаженого белья, и опустила голову.

Бабуля всегда была редкостной чистюлей. Всё у неё было разложено по полочкам, расставлено по всем правилам. Помню, когда бабушка умерла, я впервые со дня её смерти, открыла шкаф…

На меня оттуда пахнуло «Ленором» и запахом мыла. Бабушка любила перекладывать стопки чистого белья кусочками детского мыла…

Я стояла, и у меня рука не поднималась вытащить и отнести на помойку эти аккуратно сложенные стопочками дедовы маечки, носовые платочки, и тряпочки.

Тряпочки меня окончательно добили. Выглаженные с двух сторон кусочки от бабушкиного старого платья, которое я помнила, обрывки ветхих наволочек, и маленькие прямоугольнички материи, которые шли, вероятно, на заплатки…

Так и оставила я полку с тряпочками. До сих пор не трогаю. Не могу.

Там же я нашла выписку из дедушкиной медицинской карты. Где чёрным по белому было написано, что у пациента «рак желудка в неоперабельной стадии». Бабушка тогда спрятала эту выписку, а врача попросила написать другую. Что-то про гастрит. Чтоб показать её деду…

— Мы тебе не помешаем? — повторила бабушка, и посмотрела мне в глаза.

А я заплакала.

И обняла бабушку, и к руке её прижалась. К тёплой такой руке. И всхлипываю:

— Я вам с дедушкой в маленькой комнате сейчас кроватки постелю. У меня бельё есть, красивое такое, тебе понравится… Я тряпочки твои сохранила, как будто знала… Вы мне не помешаете, не говори глупости. Я очень по вам скучала, правда. Не уходите от меня, пожалуйста.

Я подняла голову, и посмотрела на деда.

Он улыбался, и ел пирожок.

Тогда я поцеловала бабушку в мягкую морщинистую щёку, и…

И проснулась во второй раз.

Из-под двери не пробивалась полоска света, и в доме не пахло бабушкиными пирожками.

И лицо у меня было мокрое. И подушка.

А вот на лице почему-то улыбка. Глупая и бессмысленная. Улыбка…

Автор: Лидия Раевская.
Короткие рассказики - 1542862267.jpg

Аватара пользователя
ВераNika
Модератор
Всего сообщений: 7835
Зарегистрирован: 24.03.2012
Откуда: Россия
Вероисповедание: православное
Имя в крещении: Вера
Ко мне обращаться: на "ты"
 Re: Короткие рассказики

Сообщение ВераNika »

Последнему прохожему

А я сегодня нечаянно умер... Ты прости меня. Все вышло случайно и неожиданно. Просто не повезло.

Я не хотел тебя расстраивать, ведь я знаю: скоро новый год - время чудес и радости... Мне тоже хотелось немного радости и я долго лежал у огромного сверкающего огнями магазина. Все выходили оттуда с большими сумками и с улыбками на лицах, но увидев меня, почему-то отворачивались. Видимо, я был неприятным и совсем непраздничным. Мне очень хотелось есть, но, наверное, в том красивом магазине продавали не еду. Хотя из некоторых сумок вкусно пахло мясом, но несущие их поспешно уходили от меня. Просто не повезло...
Мела метель и было очень холодно и мне пришлось уйти в глубь двора высокого дома. Вечерело. А мне до ночи просто необходимо было попасть в подъезд. Чтобы пережить эту ночь. Но, как назло, именно в этот вечер в подъезд меня никто не пустил. Звучало много странных слов: укусит, нагадит, грязь, бешеный... Я не знал значения этих слов, но от них веяло холодом. Просто не повезло...
Мороз крепчал. Я свернулся плотным клубком у торца дома. В небо взлетели праздничные огни. Красивые. Я рад, что увидел их. Они - теплые. Ничего, подумал я, придет утро и мне тоже станет тепло и уютно.
Просто сейчас не повезло...
Было далеко за полночь, когда ты, последний прохожий, прошел мимо. Ты постоял у подъезда. Покурил. Я, отряхнувшись от снега, подошел к тебе и постоял рядом. От тебя пахло едой и теплом. А ведь ты бы мог! мог бы. Я зайду в подъезд? Нет. Снова не повезло...
Бывают такие дни, когда не везет... Завтра все изменится - подумал я, засыпая в снегу у твоего дома в последний раз...
...а утром я умер.

Андрей Филипцев
Короткие рассказики - FB_IMG_1545572301451.jpg
..Умеренность во всем есть совершенство...
свт. Григорий Богослов

Аватара пользователя
Милена
Всего сообщений: 2166
Зарегистрирован: 08.01.2018
Откуда: Россия
Вероисповедание: православное
Дочерей: 2
Ко мне обращаться: на "ты"
 Re: Короткие рассказики

Сообщение Милена »

Вот так же сегодня утром у подъезда увидела вот этого жентльмена
Короткие рассказики - WP_20181223_13_10_17_Pro.jpg
Пустила покушать,погреться и ..
Не знаю куда его.Кошка наша с ним ругается.
Сиамец,ласковый такой мурлыка ,пушистый и добряк неимоверный.
Короткие рассказики - WP_20181223_13_24_50_Pro.jpg
Короткие рассказики - WP_20181223_13_03_52_Pro.jpg
В миру-Алла.

Аватара пользователя
Автор темы
Василиса
Модератор
Всего сообщений: 6982
Зарегистрирован: 04.12.2011
Откуда: Россия
Вероисповедание: православное
Образование: высшее, имею учёную степень
Ко мне обращаться: на "ты"
:
Победа в конкурсе
 Re: Короткие рассказики

Сообщение Василиса »

ТРИ ПРИНЦЕССЫ .
Из рассказов православных христиан .

Меня зовут Мила. Моего мужа Саша. Мы поженились семь лет назад. Свадьба была пышной и весёлой. Гости от души желали нам любви, взаимопонимания и, конечно же, деток. За ними мы и поспешили сразу после свадьбы.
Первая моя беременность была неудачной, эмбрион застыл в развитии, как это называют — «замёрз». Мы погоревали и продолжили свои старания. Но снова всё шло не так. Вторая беременность была ещё хуже первой, внематочной. А после операции мне вынесли страшный вердикт – я никогда больше не смогу иметь детей.
Теперь уже наше горе было безмерным. Мы с Сашей оба сильно переживали. Стали жить для себя, наживать добра. Но вот нам уже по тридцать. У нас есть всё необходимое: квартира, дача, две машины. Мы дважды в год развлекаем себя путешествиями заграницу, но чувствуется в нашей жизни какая то пустота…
Саша первым заговорил об усыновлении:
— Мил, может возьмём кого-нибудь из детдома? У всех дети…все только и разговаривают о колясках, самокатах и мультиках… тоже хочется, растить ребёнка…
— Саш, я думала об этом, но как-то боялась тебе предложить… А ты кого хочешь? Мальчика или девочку?
— Мне всё равно, но больше, наверное, девочку, хочу как принцессу её растить!
— Ок. Согласна.
Мы стали собирать документы. Наши материальные показатели позволили получить разрешение на усыновление очень быстро. И вот настал тот торжественный день, когда мы пошли смотреть детей в детский дом. На новорожденного мы не рассчитывали, ждать долго, а вот деток постарше там было полно.
Детки играли на площадке, когда мы пришли. Встав поодаль, мы стали разглядывать их. Вдруг я почувствовала, что кто-то тянет меня за подол. Опустив глаза, я увидела девочку, белокурую со смешными веснушками. На вид ей было года три-четыре. Она улыбнулась и спросила меня:
— Тётя, а Вы случайно не моя мама?
Моё сердце чуть не остановилось. Я даже не знала, что и ответить, но слёзы предательски потекли из глаз и слова сами сорвались с моих губ:
— Да, моя дорогая, мы с папой пришли за тобой!
Саша взял малышку на руки, и мы пошли к директору детского дома. Его звали Алексей Павлович. Увидев у нас на руках эту девчушку, он отрицательно закачал головой с каким-то сожалением и попросил воспитателя забрать ребёнка. А нас повёл в кабинет для разговора.
— Понимаете…тут всё сложно…эта девочка не одна…
Я перебила Алексея Павловича:
— Ну и что, возьмём обоих! У неё братик?
— Нет, у неё две сестры… Они тройняшки. Всех заберёте?
Мы с Сашей дружно захлопали глазами. Три одинаковых принцессы? Такое разве бывает?
— От них отказались родители?
— Их мама – наша воспитанница. Молоденькая была совсем, когда забеременела… А тут сразу трое, вот и не справился её организм: детей спасли, а её нет… Младенцами их никто не взял. Ну, кому нужны сразу трое? А разделять таких нельзя!
— Нам нужны!
Уверенно так сказал Саша, и встал со стула.
— Пойдёмте, показывайте уже всех! Как их зовут?
— Маша, Даша и … Саша… тёзка вам будет…
Мы поспешили к девочкам. Они сразу отнеслись к нам, как к родным, завалили вопросами и рассказами. Через несколько дней мы уже впятером поехали выбирать новую большую квартиру, ведь для нашей, теперь уже многодетной, семьи места нужно было много!

Источник: православные рассказы серии «Окна нашего двора»:
Короткие рассказики - 1547205676.jpg

Аватара пользователя
Юлия
Модератор
Всего сообщений: 13042
Зарегистрирован: 26.08.2010
Откуда: М.о.
Вероисповедание: православное
Сыновей: 2
Дочерей: 3
Образование: высшее
Ко мне обращаться: на "ты"
 Re: Короткие рассказики

Сообщение Юлия »

Дуняша, очень повезло той паре. Младенцы всем нужны. Странно, что не забрали.

Аватара пользователя
Автор темы
Василиса
Модератор
Всего сообщений: 6982
Зарегистрирован: 04.12.2011
Откуда: Россия
Вероисповедание: православное
Образование: высшее, имею учёную степень
Ко мне обращаться: на "ты"
:
Победа в конкурсе
 Re: Короткие рассказики

Сообщение Василиса »

Антон Павлович Чехов

Из дневника одной девицы
:roll:

13-го октября. Наконец-то и на моей улице праздник! Гляжу и не верю своим глазам. Перед моими окнами взад и вперед ходит высокий, статный брюнет с глубокими, черными глазами. Усы – прелесть! Ходит уже пятый день, от раннего утра до поздней ночи, и все на наши окна смотрит. Делаю вид, что не обращаю внимания.
15-го. Сегодня с самого утра проливной дождь, а он, бедняжка, ходит. В награду сделала ему глазки и послала воздушный поцелуй. Ответил обворожительной улыбкой. Кто он? Сестра Варя говорит, что он в нее влюблен и что ради нее мокнет на дожде. Как она не развита! Ну, может ли брюнет любить брюнетку? Мама велела нам получше одеваться и сидеть у окон. «Может быть, он жулик какой-нибудь, а может быть, и порядочный господин», – сказала она. Жулик… quel… Глупы вы,мамаша!
16-го. Варя говорит, что я заела ее жизнь. Виновата я, что он любит меня, а не ее! Нечаянно уронила ему на тротуар записочку. О, коварщик! Написал у себя мелом на рукаве: «после». А потом ходил, ходил и написал на воротах vis-a-vis ( напротив (франц.)).: «Я не прочь, только после». Написал мелом и быстро стер. Отчего у меня сердце так бьется?
17-го. Варя ударила меня локтем в грудь. Подлая, мерзкая завистница! Сегодня он остановил городового и долго говорил ему что-то, показывая на наши окна. Интригу затевает! Подкупает, должно быть… Тираны и деспоты вы, мужчины, но как вы хитры и прекрасны!
18-го. Сегодня, после долгого отсутствия, приехал ночью брат Сережа. Не успел он лечь в постель, как его потребовали в квартал.
19-го. Гадина! Мерзость! Оказывается, что он все эти двенадцать дней выслеживал брата Сережу, который растратил чьи-то деньги и скрылся.
Сегодня он написал на воротах: «я свободен и могу». Скотина… Показала ему язык.
Короткие рассказики - 1559981996.jpg

Аватара пользователя
Мурлыка
Всего сообщений: 7599
Зарегистрирован: 07.03.2014
Откуда: Россия, Урал
Вероисповедание: православное
Имя в крещении: Пелагия
Сыновей: 1
Профессия: Дизайнер, технолог, портной
Ко мне обращаться: на "ты"
 Re: Короткие рассказики

Сообщение Мурлыка »

Артур Конан Дойл

Врачу с частной практикой, который утром и вечером принимает больных дома, а день тратит на визиты, трудно выкроить время, чтобы подышать свежим воздухом. Для этого он должен встать пораньше и выйти на улицу в тот час, когда магазины ещё закрыты, воздух чист и свеж и все предметы резко очерчены, как бывает в мороз.

Этот час сам по себе очаровывает: улицы пусты, не встретишь никого, кроме почтальона и разносчика молока, и даже самая заурядная вещь обретает первозданную привлекательность, как будто и мостовая, и фонарь, и вывеска — всё заново родилось для наступающего дня. В такой час даже удалённый от моря город выглядит прекрасным, а его пропитанный дымом воздух — и тот, кажется, несёт в себе чистоту.

Но я жил у моря, правда, в городишке довольно дрянном; с ним примирял только его великий сосед. Но я забывал его изъяны, когда приходил посидеть на скамейке над морем, — у ног моих расстилался огромный голубой залив, обрамлённый жёлтым полумесяцем прибрежного песка. Я люблю, когда его гладь усеяна рыбачьими лодками; люблю, когда на горизонте проходят большие суда: самого корабля не видно, а только маленькое облачко надутых ветром парусов сдержанно и величественно проплывает вдали. Но больше всего я люблю, когда его озаряют косые лучи солнца, вдруг прорвавшиеся из-за гонимых ветром туч, и вокруг на много миль нет и следа человека, оскорбляющего своим присутствием величие Природы. Я видел, как тонкие серые нити дождя под медленно плывущими облаками скрывали в дымке противоположный берег, а вокруг меня всё было залито золотым светом, солнце искрилось на бурунах, проникая в зелёную толщу волн и освещая на дне островки фиолетовых водорослей. В такое утро, когда ветерок играет в волосах, воздух наполнен криками кружащихся чаек, а на губах капельки брызг, со свежими силами возвращаешься в душные комнаты больных к унылой, скучной и утомительной работе практикующего врача.

В один из таких дней я и встретил моего старика. Я уже собирался уходить, когда он подошёл к скамье. Я бы заметил его даже в толпе. Это был человек крупного сложения, с благородной осанкой, с аристократической головой и красиво очерченными губами. Он с трудом подымался по извилистой тропинке, тяжело опираясь на палку, как будто огромные плечи сделались непосильной ношей для его слабеющих ног. Когда он приблизился, я заметил синеватый оттенок его губ и носа, предостерегающий знак Природы, говорящий о натруженном сердце.

— Трудный подъём, сэр. Как врач, я бы посоветовал вам отдохнуть, а потом идти дальше, — обратился я к нему.

Он с достоинством, по-старомодному поклонился и опустился на скамейку. Я чувствовал, что он не хочет разговаривать, и тоже молчал, но не мог не наблюдать за ним краешком глаза. Это был удивительно как дошедший до нас представитель поколения первой половины этого века: в шляпе с низкой тульей и загнутыми краями, в чёрном атласном галстуке и с большим мясистым чисто выбритым лицом, покрытым сетью морщинок. Эти глаза, прежде чем потускнеть, смотрели из почтовых карет на землекопов, строивших полотно железной дороги, эти губы улыбались первым выпускам «Пиквика» и обсуждали их автора — многообещающего молодого человека. Это лицо было своего рода летописью прошедших семидесяти лет, где как общественные, так и личные невзгоды оставили свой след; каждая морщинка была свидетельством чего-то: вот эта на лбу, быть может, оставлена восстанием сипаев, эта — Крымской кампанией, а эти — мне почему-то хотелось думать — появились, когда умер Гордон. Пока я фантазировал таким нелепым образом, старый джентльмен с лакированной тростью как бы исчез из моего зрения, и передо мной воочию предстала жизнь нации за последние семьдесят лет.

Но он вскоре возвратил меня на землю. Отдышавшись, он достал из кармана письмо, надел очки в роговой оправе и очень внимательно прочитал его. Не имея ни малейшего намерения подсматривать, я всё же заметил, что письмо было написано женской рукой. Он прочитал его дважды и так и остался сидеть с опущенными уголками губ, глядя поверх залива невидящим взором. Я никогда не видел более одинокого и заброшенного старика. Всё доброе, что было во мне, пробудилось при виде этого печального лица. Но я знал, что он не был расположен разговаривать, и поэтому и ещё потому, что меня ждал мой завтрак и мои пациенты, я отправился домой, оставив его сидеть на скамейке.

Я ни разу и не вспомнил о нём до следующего утра, когда в то же самое время он появился на мысу и сел рядом со мной на скамейку, которую я уже привык считать своей. Он опять поклонился перед тем как сесть, но, как и вчера, не был склонен поддерживать беседу. Он изменился за последние сутки, и изменился к худшему. Лицо его как-то отяжелело, морщин стало больше, он с трудом дышал, и зловещий синеватый оттенок стал заметнее. Отросшая за день щетина портила правильную линию его щёк и подбородка, и он уже не держал свою большую прекрасную голову с той величавостью, которая так поразила меня в первый раз. В руках у него было письмо, не знаю то же или другое, но опять написанное женским почерком. Он по-стариковски бормотал над ним, хмурил брови и поджимал губы, как капризный ребёнок. Я оставил его со смутным желанием узнать, кто же он и как случилось, что один-единственный весенний день мог до такой степени изменить его.

Он так заинтересовал меня, что на следующее утро я с нетерпением ждал его появления. Я опять увидел его в тот же час: он медленно поднимался, сгорбившись, с низко опущенной головой. Когда он подошёл, я был поражён переменой, происшедшей в нем.

— Боюсь, что наш воздух не очень вам полезен, сэр, — осмелился я заметить.

Но ему, по-видимому, было трудно разговаривать. Он попытался что-то ответить мне, но это вылилось лишь в бормотание, и он замолк. Каким сломленным, жалким и старым показался он мне, по крайней мере лет на десять старше, чем в тот раз, когда я впервые увидел его! Мне было больно смотреть, как этот старик — великолепный образец человеческой породы — таял у меня на глазах. Трясущимися пальцами он разворачивал своё неизменное письмо. Кто была эта женщина, чьи слова так действовали на него? Может быть, дочь или внучка, ставшая единственной отрадой его существования и заменившая ему... Я улыбнулся, обнаружив, как быстро я сочинил целую историю небритого старика и его писем и даже успел взгрустнуть над ней. И тем не менее он опять весь день не выходил у меня из головы, и передо мной то и дело возникали его трясущиеся, узловатые, с синими прожилками руки, разворачивающие письмо.

Я не надеялся больше увидеть его. Ещё один такой день, думал я, и ему придётся слечь в постель или по крайней мере остаться дома. Каково же было моё удивление, когда на следующее утро я опять увидел его на скамье. Но, подойдя ближе, я стал вдруг сомневаться, он ли это.

Та же шляпа с загнутыми полями, та же лакированная трость и те же роговые очки, но куда делась сутулость и заросшее серой щетиной несчастное лицо? Щёки его были чисто выбриты, губы твёрдо сжаты, глаза блестели, и его голова, величественно, словно орёл на скале, покоилась на могучих плечах. Прямо, с выправкой гренадера сидел он на скамье и, не зная, на что направить бьющую через край энергию, отбрасывал тростью камешки. В петлице его чёрного, хорошо вычищенного сюртука красовался золотистый цветок, а из кармана изящно выглядывал краешек красного шёлкового платка. Его можно было принять за старшего сына того старика, который сидел здесь прошлое утро.


— Доброе утро, сэр, доброе утро! — прокричал старик весело, размахивая тростью в знак приветствия.

— Доброе утро, — ответил я. — Какое чудесное сегодня море!

— Да, сэр, но вы бы видели его перед восходом!

— Вы пришли сюда так рано?

— Едва стало видно тропинку, я был уже здесь.

— Вы очень рано встаёте.

— Не всегда, сэр, не всегда. — Он хитро посмотрел на меня, как будто стараясь угадать, достоин ли я его доверия. — Дело в том, сэр, что сегодня возвращается моя жена.

Вероятно, на моём лице было написано, что я не совсем понимаю всей важности сказанного, но в то же время, уловив сочувствие в моих глазах, он пододвинулся ко мне ближе и заговорил тихим голосом, как будто то, что он хотел сообщить мне по секрету, было настолько важным, что даже чайкам нельзя было это доверить.

— Вы женаты, сэр?

— Нет.

— О, тогда вы вряд ли поймёте! Мы женаты уже пятьдесят лет и никогда раньше не расставались, никогда.

— Надолго уезжала ваша жена? — спросил я.

— Да, сэр. На четыре дня. Видите ли, ей надо было поехать в Шотландию, по делам. Я хотел ехать с ней, но врачи мне запретили. Я бы, конечно, не стал их слушать, если бы не жена. Теперь, слава богу, всё кончено, сегодня она приезжает и каждую минуту может быть здесь.

— Здесь?

— Да, сэр. Этот мыс и эта скамейка — наши старые друзья вот уже тридцать лет. Видите ли, люди, с которыми мы живём, нас не понимают, и среди них мы не чувствуем себя вдвоём. Поэтому мы встречаемся здесь. Я точно не знаю, каким поездом она приезжает, но даже если бы она приехала самым ранним, она бы уже застала меня здесь.

— В таком случае... — сказал я, поднимаясь.

— Нет, нет, сэр, не уходите. Прошу вас, останьтесь, если только я не наскучил вам своими разговорами.

— Напротив, мне очень интересно, — сказал я.

— Я столько пережил за эти четыре дня! Какой это был кошмар! Вам, наверное, покажется странным, что старый человек может так любить?

— Это прекрасно.

— Дело не во мне, сэр! Любой на моём месте чувствовал бы то же, если бы ему посчастливилось иметь такую жену. Наверное, глядя на меня и после моих рассказов о нашей долгой совместной жизни, вы думаете, что она тоже старуха?

Эта мысль показалась ему такой забавной, что он от души рассмеялся.

— Знаете, такие, как она, всегда молоды сердцем, поэтому они и не стареют. По-моему, она ничуть не изменилась с тех пор, как впервые взяла мою руку в свои; это было в сорок пятом году. Сейчас она, может быть, полновата, но это даже хорошо, потому что девушкой она была слишком уж тонка. Я не принадлежал к её кругу: я служил клерком в конторе её отца. О, это была романтическая история! Я завоевал её. И никогда не перестану радоваться своему счастью. Подумать только, что такая прелестная, такая необыкновенная девушка согласилась пройти об руку со мной жизнь и что я мог...

Вдруг он замолчал. Я удивленно взглянул на него. Он весь дрожал, всем своим большим телом, руки вцепились в скамейку, а ноги беспомощно скользили по гравию. Я понял: он пытался встать, но не мог, потому что был слишком взволнован. Я уже было протянул ему руку, но другое, более высокое соображение вежливости сдержало меня, я отвернулся и стал смотреть на море. Через минуту он был уже на ногах и торопливо спускался вниз по тропинке.

Навстречу ему шла женщина. Она была уже совсем близко, самое большее в тридцати ярдах. Не знаю, была ли она когда-нибудь такой, какой он мне описал её, или это был только идеал, который создало его воображение. Я увидел женщину и в самом деле высокую, но толстую и бесформенную, её загорелое лицо было покрыто здоровым румянцем, юбка комично обтягивала её, корсет был тесен и неуклюж, а зелёная лента на шляпе так просто раздражала. И это было то прелестное, вечно юное создание! У меня сжалось сердце, когда я подумал, как мало такая женщина может оценить его и что она, быть может, даже недостойна такой любви. Уверенной походкой поднималась она по тропинке, в то время как он ковылял ей навстречу. Стараясь быть незамеченным, я украдкой наблюдал за ними. Я видел, как они подошли друг к другу, как он протянул к ней руки, но она, не желая, видимо, чтобы хоть кто-то был свидетелем их ласки, взяла одну его руку и пожала. Я видел её лицо в эти минуты и успокоился за моего старика. Дай Бог, чтобы в старости, когда руки мои будут трястись, а спина согнётся, на меня так же смотрели глаза женщины.
Всеми силами храни душевный мир. Не отдавай его ни за что на свете! Примирись с самим собой. И помирятся с тобой и земля, и Небо!

Преподобный Исаак Сирин

Аватара пользователя
Мурлыка
Всего сообщений: 7599
Зарегистрирован: 07.03.2014
Откуда: Россия, Урал
Вероисповедание: православное
Имя в крещении: Пелагия
Сыновей: 1
Профессия: Дизайнер, технолог, портной
Ко мне обращаться: на "ты"
 Re: Короткие рассказики

Сообщение Мурлыка »

Кузьмич

У Кузьмича умерла жена. Была она на три года моложе его, и никогда Кузьмич не думал, что так всё получится. Всегда был почему-то уверен, что именно он помрёт раньше, оттого теперь и растерялся: как же оно так вышло? Он стоял один на краю деревенского кладбища, у свежего холма с большим деревянным крестом. Крупные хлопья снега падали на лицо, таяли и смешивались со слезами Кузьмича. Никогда он не плакал; по крайней мере, не помнил, чтоб такое с ним случалось за 35 лет семейной жизни. Даже когда сына похоронил, которого в Афганистане убили: болело сердце, сжималась душа, но ни одной слезы Кузьмич не проронил, только седых волос стало больше да выпивать стал почаще. А теперь вот заплакал. Не потому, что один-одинёшенек остался он на белом свете. И не потому, что любил он жену-покойницу. А потому, что Ксения - жена его, так и не узнала об этом при жизни. И Кузьмичу было теперь стыдно.
Всю жизнь он работал шофёром в совхозе, кормил жену с сыном. Был в передовиках, в деревне все его уважали и ставили в пример своим детям, да только не было у Кузьмича счастья в доме. Жена ему досталась красивая, скромная и покладистая - о такой только мечтать можно : в доме всегда уютно и прибрано, а скотина ухожена. Но хозяин уж больно ревнив был к своей жене. Как шли они в гости, то обязательно после того, как выпивал Кузьмич, начинал ревновать Ксению к кому-нибудь совсем без причины, и редко дело оканчивалось без драки, а потом дома и жене хорошенько доставалось. Правда, очнувшись на утро, Кузьмич понимал, что нехорошо поступил, но чувство хозяина не давало ему попросить за то прощения у жены, и он продолжал вести себя с ней дерзко и на все ласки отвечал грубостью. В конце концов их почти перестали приглашать в гости, только самая близкая родня. Больше всего Кузьмича бесило, что Ксения никогда не противоречила ему, а всегда вела себя кротко, по её виду можно было подумать, как будто ничего и не произошло, а если и произошло, так это она была во всём виновата...
Кузьмич подошел к заснеженному деревянному кресту и прислонился к нему щекой... Была ещё одна причина их семейного несчастья. Он знал еще до свадьбы, что Ксения была из верующей семьи и ходила в церковь, даже уговорила Кузьмича потом обвенчаться, а он думал, что со временем это пройдет,что жена за хлопотами по хозяйству забудет о своем увлечении. Да только ошибся он, не прошло. Ох и намучился он с ней, особенно в советские времена, когда ходить в церковь было делом постыдным.
-Да что ты как старая бабка какая-то, - пытался убедить он Ксению, когда угрозы не помогали.
- Хочешь молиться и поститься - молись и постись дома, а чего в церкву-то скачешь?!
Но это было единственное, в чём Ксения не слушала мужа, и он в конце концов махнул рукой на бабью слабость. А тут стал подрастать сын Ваня, и Ксения частенько брала его с собой в церковь. Однажды четырехлетний Ваня подошел к загрустившему отцу и сказал:
-Пап, не переживай. Я пока маленький, меня Господь к Себе на небушко еще не заберет. Когда я буду старенький, то тогда Господь возьмет меня на небо. Там будет хорошо, там будем и я, и мама, и ты, пап. Но только это потом.
Кузьмич улыбнулся и ласково прижал к себе сына. А вечером строго-настрого запретил жене брать Ваню в церковь.
Каждый раз, когда все в доме укладывались спать, Ксения уединялась в дальней комнате и молилась перед иконами, за что Кузьмич всегда награждал её ругательными словами.
-Что ты, родной мой, - отвечала она ему. - А как же жить-то, если с Богом не разговаривать?
- Дура ты у меня, свихнулась уже совсем, - обыкновенно делал вывод Кузьмич, отворачивался к стенке и засыпал...
День клонился к вечеру. Валенки у Кузьмича стали промокать, его зазнобило, но в опустевший дом идти не хотелось. Рядом с собой он услышал тяжелое дыхание, обернулся и увидел Дика. Это был пёс, помесь дворняги с овчаркой, которого они взяли к себе восемь лет назад и который охранял дом.
- Ну что, всё-таки вырвался, - сказал Кузьмич, поглаживая Дика по спине.
- Откуда сила-то взялась из такой цепи вырваться. Любил Ксеньку-то, любил...
Дик подбежал поближе к могиле своей хозяйки и стал протяжно выть
- У-у!..
- Молитвенник ты наш,- улыбнулся сквозь слезы Кузьмич.
- Я вот не умею, так хоть ты...
По всей деревне до сих пор ходил рассказ про то, как Ксения научила пса молиться. Когда вечерами ужин был готов, она выходила и садилась на крыльцо дома ждать с работы мужа. В это время к ней подбегал Дик и усаживался рядышком. Ксения сидела и тихонько повторяла:
- Господи, помилуй!..
Дик как-то по-особенному глядел на неё, а затем сам присоединялся, подняв морду вверх и протяжно завывая. И так они сидели и "молились" до прихода Кузьмича. Однажды почтальонша увидала это и разнесла по всей деревне. До мужа тоже дошло, вечером он устроил дома скандал...
Уже стемнело. Хозяин взял Дика за ошейник и вдвоём они побрели в сторону дома. На краю деревни стояла небольшая старая церквушка. Сквозь замороженные окна можно было увидеть, как горят свечи. Дома Кузьмичу делать было нечего, он даже забыл, что ничего не ел со вчерашнего дня. Ноги сами привели его к дверям храма. "Подожди здесь, дружок", - сказал он Дику.
Шла вечерняя служба. При входе Кузьмич снял шапку, перекрестился, как умел, и прошел в ту сторону, где продавали свечи. Он купил самую большую.
- Куда ставить-то? - спросил он у знакомой бабули, та ему показала. Он поставил свечу, опять перекрестился. Перед ним было большое Распятие.
- Вот, - думал Кузьмич:
- Ксенька всё бегала-бегала в церковь, молилась-молилась, а померла-то раньше меня... Как-то оно несправедливо вышло,.. Плакала всю жизнь от меня... да и померла, - сквозь слёзы он увидел Лик Распятого.
- Господи, как же так? Хороших забираешь к Себе, а ... Извини... Вижу, что Ты и Сам страдал... побольше нашего... Что ж делать-то мне теперь? Чего жил, зачем жил?
Кузьмич ещё немного постоял в раздумье, потом стал осматривать церковь. Когда он подошел к старинной иконе Спасителя, из-за спины раздался шёпот старосты Петра Иваныча:
- Что, красиво? С 16 века икона. Умели люди писать. Не то что теперь.
- А чего за буквы тут? Не видать совсем, - поинтересовался Кузьмич,
- А написано, - отвечал староста,- чтобы люди любили друг друга, а то совсем разучились любить. Ведь что у нас за любовь-то нынче бывает : покуда физиономии друг у друга терпеть в силах, то улыбку из себя ещё выдавить могут. А чуть что - до последней вилки имущество делить будут. А Христос учил, как по-настоящему любить надо.
- И как? - спросил Кузьмич.
- А вот как, - Петр Иваныч показал рукой в сторону Распятия. - До креста дело дошло, чтобы людей спасти...
Когда Кузьмич выходил из церкви, он ещё раз внимательно посмотрел на Распятие.
- Научишь меня молиться-то? - шутя спрашивал он у Дика по дороге домой. Тяжесть невосполнимой утраты ещё оставалась в душе Кузьмича, но после церкви стало как-то полегче.
Была уже глубокая ночь, когда Кузьмич разделся и, кряхтя, лег в холодную кровать. На улице было тихо, шёл снег. Он услышал, как Дик опять стал протяжно выть, как тогда на крыльце... С Ксенией... Кузьмич встал с кровати, сходил на кухню и взял спички. Потом он направился в дальнюю комнату, туда, где жена его вечерами молилась. Он зажёг лампаду, немного постоял у икон, всматриваясь в лики. Медленно перекрестился и пошел спать, оставив лампаду гореть до утра. Как при Ксении...
А на улице шёл снег, чистый и белый.
А.Стрельцов
Всеми силами храни душевный мир. Не отдавай его ни за что на свете! Примирись с самим собой. И помирятся с тобой и земля, и Небо!

Преподобный Исаак Сирин

Аватара пользователя
ВераNika
Модератор
Всего сообщений: 7835
Зарегистрирован: 24.03.2012
Откуда: Россия
Вероисповедание: православное
Имя в крещении: Вера
Ко мне обращаться: на "ты"
 Re: Короткие рассказики

Сообщение ВераNika »

Это история случилась в семье одной школьной учительницы. Все случилось, когда, придя домой учительница русского языка и литературы, открыла очередную тетрадь, чтобы проверить домашнее задание. В какой-то момент, она обхватила голову руками, эмоции переполняли все ее существо, она уже не могла сдержать слезы, не могла произнести ни слова, плач душил ее, это был момент, когда время остановилось. Ее супруг находился рядом и казалось абстрагировался от всего, он пребывал в своем телефоне, ничего, казалось бы, не могло отвлечь его от этого процесса. Но повернув голову и увидев жену в таком состоянии, он, пребывая в недоумении, не решался задать вопрос «Что происходит?».
Не убирая телефон и не отводя глаз от дисплея, спустя какое-то время, он все-таки спросил, что послужило причиной такого поведения. Подняв заплаканные глаза, супруга посмотрела на мужа и сказала, что сейчас проверяла домашнее задание своих учеников маленькое эссе на тему «Моя сокровенная мечта?». Супруг недоумевая и отметив про себя странность поведения своей жены, без особого интереса и участия, все-таки продолжил разговор, чтобы выяснить, что же вызвало такую бурную реакцию. Супруга ответила, что последнее эссе, перевернуло весь ее мир. Отложив телефон в сторону, супруг попросил рассказать подробнее, некое волнение появилось на его лице, и он заинтересовался тем самым эссе, которое довело его супругу до такого состояния и попросил прочесть его. В сочинении было следующее: «Моя самая заветная мечта – быть крутым телефоном. Мои мама и папа очень любят телефоны последних моделей, это их любимые устройства, они так много времени проводят с ними, я вижу, как они делятся с телефоном всем. Общение со мной не доставляет им такого удовольствия, они часам могу не замечать меня. Когда я прошу папу поиграть со мной в какую-нибудь игру, он говорит, что только не сегодня, потому что был тяжелый день и он очень устал. Но я вижу, как он берет в руки свой телефон и вся усталость проходит, он может так просидеть часами.
Когда мама занята своими делами, но она знает, что я уже больше часа жду, когда она уделит мне немного времени, чтобы посмотреть любимое аниме и вдруг раздается звонок по телефону, она забывает обо мне, и не прервет разговор даже если я заплачу. Мои родители читают, играют в игры, они заботятся и очень дорожат своими телефонами. Все мои просьбы побыть вместе они не замечают, потому что там в телефоне есть более важные вещи чем я. Когда прошу маму поговорить со мной, потому что хочу сказать ей что то важное, она всегда говорит что немного позже, что сейчас очень занята, а в руках у нее телефон. Поэтому я хочу стать телефоном, чтобы быть рядом со своими любимыми родителями».
Жена дочитала эссе и посмотрела на мужа, она не ожидала такой реакции, он был взволнован и в глазах читалась боль он сопереживал этому мальчугану. Супруг посмотрел на жену и сказал «Как бы я хотел сейчас обнять этого парня». Жена подняла красные от слез глаза и ответила:
«Ты можешь сделать это прямо сейчас – это написал наш сын».

("Мечтаю стать маминым телефоном" Сочинение школьника)
Короткие рассказики - 75242149_2317126435076594_3841685372522201088_o.jpg
..Умеренность во всем есть совершенство...
свт. Григорий Богослов

Аватара пользователя
Мурлыка
Всего сообщений: 7599
Зарегистрирован: 07.03.2014
Откуда: Россия, Урал
Вероисповедание: православное
Имя в крещении: Пелагия
Сыновей: 1
Профессия: Дизайнер, технолог, портной
Ко мне обращаться: на "ты"
 Re: Короткие рассказики

Сообщение Мурлыка »

На самом деле очень грустно.. Отмечаю за собой идентичность..
Уже давно думаю как же все закручено у меня на смартфон. Даже оплата всего через него, закупки, соцсети, книги, музыка и тд и тд. Даже молитвослов.
Самой порой противно. Надо что-то менять..
Всеми силами храни душевный мир. Не отдавай его ни за что на свете! Примирись с самим собой. И помирятся с тобой и земля, и Небо!

Преподобный Исаак Сирин

Аватара пользователя
ВераNika
Модератор
Всего сообщений: 7835
Зарегистрирован: 24.03.2012
Откуда: Россия
Вероисповедание: православное
Имя в крещении: Вера
Ко мне обращаться: на "ты"
 Re: Короткие рассказики

Сообщение ВераNika »

ДОРОГА ДОМОЙ

Жена сказала ему отвезти кота подальше от города и выбросить из машины. Пушистый совсем не отличался любовью и уважением к ней. Впрочем, надо признать, что она вполне заслужила это. Властный и резкий характер демонстрировался как на муже, так и на коте. И если муж давно попал под каблук и стал бессловесным и безвольным исполнителем всех её капризов, то кот никогда не подчинялся и отвечал шипением на каждую грубость.

Рожденный свободным, свободным живёт и свободным умирает.

Это был его девиз. И после продолжительной многолетней борьбы с непокорным существом было принято решение. Муж обожал шерстяного бунтовщика. Он видел в нём того, кем ему так и не удалось стать - личность и завидовал его непреклонному характеру. Собственно говоря, он был единственным человеком в семье который ухаживал за котом и кормил его.
Тёща и дочь относились к мужчине точно с таким же презрением, как и его жена. Короче говоря, единственное существо скрашивавшее существование мужа - был кот. И вот теперь он должен был выбросить его далеко от дома.

Ужасно.

Но как осмелиться? Как решиться ослушаться ту, чьи капризы он так давно выполнял, что даже не мог подумать противиться? И вот превозмогая режущую боль за грудиной и жуткий стыд перед кошачьими глазами смотревшими ему прямо в душу он гнал старенький Ситроен, сам не понимая куда. Он даже не заметил, что всё время лихорадочно что-то говорит. Он говорил с собой и котом одновременно и боль отражалась на его лице маской ужаса и муки.

Он не помнил сколько проехал, но в конце концов заглушил мотор и выйдя из машины вынул переноску с котом и открыв дверцу выпустил давнего друга.

Став на колени он долго говорил, говорил и говорил, но не мог поднять глаза, а когда поднял то кота уже не было. Мужчина вернулся в машину и превозмогая дрожь в руках и холод вдруг охвативший всё его тело поехал домой. Он не помнил, как добрался. Только ответил, что всё сделано на вопрос жены.
Кот посмотрел вслед удалявшейся машине и пошел. Он шел много дней. Дождь поливал его шкурку, а солнце высушило и без того исхудавшее тело. Он научился ловить мышей и воровать еду у туристов. Что заставляло его идти, какое чувство, он сам не знал. Пожалуй, любовь к дому. Хотя, нет. К какому дому?
Он на самом деле любил единственную душу, которая болела за него и всё-таки предала. Он понимал это, но не мог не стремиться туда. И он шел. Какая путеводная звезда его вела он не знал, но точно известно одно. Он дошел. Почти через месяц он появился на пороге своего дома и громко мяукнул подойдя к двери. Дверь отворилась и на пороге возникла тёща.

- “Ты смотри. Поганая кошка вернулась”, закричала она и замахнулась. Вслед за ней выскочила жена и попыталась ударить кота ногой. Но юркий пушистик легко увернулся и проскочив между ними бросился в комнату. Он искал его. Своего любимого предателя. Мужчина сидел на стуле. Он сильно изменился. Черты лица заострились, а в глазах темнела пустота. Его взгляд упал на маленькую фигурку остановившуюся напротив него.

- “Боже мой!”, вскрикнул он. Это ты. Ты вернулся. Бог услышал мои молитвы. Ты простил меня.” и упав на колени он взял на руки маленькое исхудавшее тельце и прижал к своему лицу. Какое счастье!!!
Прижав руку к груди он опустился на пол и улыбаясь и тяжело дыша гладил и гладил своего верного друга.

- “Спасибо Господи, это всё что я хотел и всё что я ждал”, сказал он и последний раз погладив пушистую спинку выдохнул и облокотившись о стену ушел в тот мир, где он наконец то будет свободен от издевательств и где обязательно встретится со своим единственным другом. Кот горестно мяукнул и выскочил на улицу. Ему нечего было больше делать в этом доме, сразу ставшем для него чужим. И он пошел туда откуда шел все эти долгие недели – в лес. Вот такая история о предательстве и любви. И о человеке, который так и не сумел простить самого себя.

(Олег Бондаренко)
Короткие рассказики - FB_IMG_1574830068566.jpg
..Умеренность во всем есть совершенство...
свт. Григорий Богослов

Аватара пользователя
Aika
Всего сообщений: 357
Зарегистрирован: 16.09.2019
Откуда: Север России
Вероисповедание: православное
Образование: высшее
 Re: Короткие рассказики

Сообщение Aika »

ВераNika, спаси Господи! Без слез читать невозможно! :cry:
"Человек достоин только ада и никак не менее, если он не достоин Небес..." (иером. Серафим (Роуз))

Аватара пользователя
Aika
Всего сообщений: 357
Зарегистрирован: 16.09.2019
Откуда: Север России
Вероисповедание: православное
Образование: высшее
 Re: Короткие рассказики

Сообщение Aika »

Отправлено спустя 4 минуты 45 секунд:
Студент

Погода вначале была хорошая, тихая. Кричали дрозды, и по соседству в болотах что-то живое жалобно гудело, точно дуло в пустую бутылку. Протянул один вальдшнеп, и выстрел по нем прозвучал в весеннем воздухе раскатисто и весело. Но когда стемнело в лесу, некстати подул с востока холодный пронизывающий ветер, всё смолкло. По лужам протянулись ледяные иглы, и стало в лесу неуютно, глухо и нелюдимо. Запахло зимой.

Иван Великопольский, студент Духовной Академии, сын дьячка, возвращаясь с тяги домой, шел всё время заливным лугом по тропинке. У него закоченели пальцы, и разгорелось от ветра лицо. Ему казалось, что этот внезапно наступивший холод нарушил во всем порядок и согласие, что самой природе жутко, и оттого вечерние потемки сгустились быстрей, чем надо. Кругом было пустынно и как-то особенно мрачно. Только на вдовьих огородах около реки светился огонь; далеко же кругом и там, где была деревня, версты за четыре, всё сплошь утопало в холодной вечерней мгле. Студент вспомнил, что, когда он уходил из дому, его мать, сидя в сенях на полу, босая, чистила самовар, а отец лежал на печи и кашлял; по случаю страстной пятницы дома ничего не варили, и мучительно хотелось есть. И теперь, пожимаясь от холода, студент думал о том, что точно такой же ветер дул и при Рюрике, и при Иоанне Грозном, и при Петре, и что при них была точно такая же лютая бедность, голод, такие же дырявые соломенные крыши, невежество, тоска, такая же пустыня кругом, мрак, чувство гнета, — все эти ужасы были, есть и будут, и оттого, что пройдет еще тысяча лет, жизнь не станет лучше. И ему не хотелось домой.

Огороды назывались вдовьими потому, что их содержали две вдовы, мать и дочь. Костер горел жарко, с треском, освещая далеко кругом вспаханную землю. Вдова Василиса, высокая, пухлая старуха в мужском полушубке, стояла возле и в раздумье глядела на огонь; ее дочь Лукерья, маленькая, рябая, с глуповатым лицом, сидела на земле и мыла котел и ложки. Очевидно, только что отужинали. Слышались мужские голоса; это здешние работники на реке поили лошадей.

— Вот вам и зима пришла назад, — сказал студент, подходя к костру. — Здравствуйте!

Василиса вздрогнула, но тотчас же узнала его и улыбнулась приветливо.

— Не узнала, Бог с тобой, — сказала она. — Богатым быть.

Поговорили. Василиса, женщина бывалая, служившая когда-то у господ в мамках, а потом няньках, выражалась деликатно, и с лица ее всё время не сходила мягкая, степенная улыбка; дочь же ее Лукерья, деревенская баба, забитая мужем, только щурилась на студента и молчала, и выражение у нее было странное, как у глухонемой.

— Точно так же в холодную ночь грелся у костра апостол Петр, — сказал студент, протягивая к огню руки. — Значит, и тогда было холодно. Ах, какая то была страшная ночь, бабушка! До чрезвычайности унылая, длинная ночь!

Он посмотрел кругом на потемки, судорожно встряхнул головой и спросил:

— Небось, была на двенадцати евангелиях?

— Была, — ответила Василиса.

— Если помнишь, во время тайной вечери Петр сказал Иисусу: «С Тобою я готов и в темницу, и на смерть». А Господь ему на это: «Говорю тебе, Петр, не пропоет сегодня петел, то есть петух, как ты трижды отречешься, что не знаешь Меня». После вечери Иисус смертельно тосковал в саду и молился, а бедный Петр истомился душой, ослабел, веки у него отяжелели, и он никак не мог побороть сна. Спал. Потом, ты слышала, Иуда в ту же ночь поцеловал Иисуса и предал Его мучителям. Его связанного вели к первосвященнику и били, а Петр, изнеможенный, замученный тоской и тревогой, понимаешь ли, не выспавшийся, предчувствуя, что вот-вот на земле произойдет что-то ужасное, шел вслед... Он страстно, без памяти любил Иисуса, и теперь видел издали, как его били...

Лукерья оставила ложки и устремила неподвижный взгляд на студента.

— Пришли к первосвященнику, — продолжал он, — Иисуса стали допрашивать, а работники тем временем развели среди двора огонь, потому что было холодно, и грелись. С ними около костра стоял Петр и тоже грелся, как вот я теперь. Одна женщина, увидев его, сказала: «И этот был с Иисусом», то есть, что и его, мол, нужно вести к допросу. И все работники, что находились около огня, должно быть, подозрительно и сурово поглядели на него, потому что он смутился и сказал: «Я не знаю его». Немного погодя опять кто-то узнал в нем одного из учеников Иисуса и сказал: «И ты из них». Но он опять отрекся. И в третий раз кто-то обратился к нему: «Да не тебя ли сегодня я видел с ним в саду?» Он третий раз отрекся. И после этого раза тот час же запел петух, и Петр, взглянув издали на Иисуса, вспомнил слова, которые Он сказал ему на вечери... Вспомнил, очнулся, пошел со двора и горько-горько заплакал. В Евангелии сказано: «И исшед вон, плакася горько». Воображаю: тихий-тихий, темный-темный сад, и в тишине едва слышатся глухие рыдания...

Студент вздохнул и задумался. Продолжая улыбаться, Василиса вдруг всхлипнула, слезы, крупные, изобильные, потекли у нее по щекам, и она заслонила рукавом лицо от огня, как бы стыдясь своих слез, а Лукерья, глядя неподвижно на студента, покраснела, и выражение у нее стало тяжелым, напряженным, как у человека, который сдерживает сильную боль.

Работники возвращались с реки, и один из них верхом на лошади был уже близко, и свет от костра дрожал на нем. Студент пожелал вдовам спокойной ночи и пошел дальше. И опять наступили потемки, и стали зябнуть руки. Дул жестокий ветер, в самом деле возвращалась зима, и не было похоже, что послезавтра Пасха.

Теперь студент думал о Василисе: если она заплакала, то, значит, всё, происходившее в ту страшную ночь с Петром, имеет к ней какое-то отношение...

Он оглянулся. Одинокий огонь спокойно мигал в темноте, и возле него уже не было видно людей. Студент опять подумал, что если Василиса заплакала, а ее дочь смутилась, то, очевидно, то, о чем он только что рассказывал, что происходило девятнадцать веков назад, имеет отношение к настоящему — к обеим женщинам и, вероятно, к этой пустынной деревне, к нему самому, ко всем людям. Если старуха заплакала, то не потому, что он умеет трогательно рассказывать, а потому, что Петр ей близок, и потому, что она всем своим существом заинтересована в том, что происходило в душе Петра.

И радость вдруг заволновалась в его душе, и он даже остановился на минуту, чтобы перевести дух. Прошлое, думал он, связано с настоящим непрерывною цепью событий, вытекавших одно из другого. И ему казалось, что он только что видел оба конца этой цепи: дотронулся до одного конца, как дрогнул другой.

А когда он переправлялся на пароме через реку и потом, поднимаясь на гору, глядел на свою родную деревню и на запад, где узкою полосой светилась холодная багровая заря, то думал о том, что Правда и Красота, направлявшие человеческую жизнь там, в саду и во дворе первосвященника, продолжались непрерывно до сего дня и, по-видимому, всегда составляли главное в человеческой жизни и вообще на земле; и чувство молодости, здоровья, силы, — ему было только 22 года, — и невыразимо сладкое ожидание счастья, неведомого, таинственного счастья овладевали им мало-помалу, и жизнь казалась ему восхитительной, чудесной и полной высокого смысла.

А.П. Чехов
(Источник: http://chehov-lit.ru/chehov/text/student.htm)
"Человек достоин только ада и никак не менее, если он не достоин Небес..." (иером. Серафим (Роуз))

Аватара пользователя
Zaiuwka
Всего сообщений: 1053
Зарегистрирован: 08.01.2012
Откуда: Н.Новгород
Вероисповедание: православное
Сыновей: 1
Образование: высшее
Профессия: техниик
Ко мне обращаться: на "ты"
 Re: Короткие рассказики

Сообщение Zaiuwka »

Дуняша, :cry: скоро будет два месяца как умерла моя любимая бабуля ...очень трогательный рассказ про бабушку и дедушку

Аватара пользователя
Автор темы
Василиса
Модератор
Всего сообщений: 6982
Зарегистрирован: 04.12.2011
Откуда: Россия
Вероисповедание: православное
Образование: высшее, имею учёную степень
Ко мне обращаться: на "ты"
:
Победа в конкурсе
 Re: Короткие рассказики

Сообщение Василиса »

Zaiuwka, Царствие Небесное бабуленьке твоей :sv: :sv: :sv: :friends:

Аватара пользователя
ВераNika
Модератор
Всего сообщений: 7835
Зарегистрирован: 24.03.2012
Откуда: Россия
Вероисповедание: православное
Имя в крещении: Вера
Ко мне обращаться: на "ты"
 Re: Короткие рассказики

Сообщение ВераNika »

Купили мы дом в деревне. Продавала его молодая пара, мол родителям дача не нужна, а бабушка умерла год назад... После смерти старушки никто в дом не наведывался, только вот продать приехали. Спрашиваем, забирать будете вещи? Они в ответ - зачем нам этот хлам, мы иконы забрали, а остальное можете выкинуть. Муж на стены посмотрел, где светлели квадратики от икон.

- А фотографии что же не взяли?

Со стен деревенской избы смотрели женщины, мужчины, дети... Целая династия. Раньше любили стены фотографиями украшать.

Я помню к бабушке приедешь, а у нее новая фотография в рамочке появилась, моя и сестренки.

- Я, - говорит бабушка, - с утра проснусь, родителям поклон, мужу поцелуй, детям улыбнусь, вам подмигну - вот и день начался.

Когда бабушки не стало, то мы добавили ее фотографию на стенку и теперь, приезжая в деревню (которая стала именоваться дачей), всегда утром бабушке шлем воздушный поцелуй. И кажется, что в доме сразу пахнет пирогами и топленым молоком. И чувствуется бабушкино присутствие. Дедушку мы никогда не видели, он в войну погиб, но его фотография висит в центре, бабушка много про него рассказывала, а мы в это время на снимок смотрели и нам казалось, что дедушка с нами сидит, только было странно, что он молодой, а бабушка уже старенькая. А теперь вот ее фотография висит рядом с ним...

Для меня эти выцветшие снимки настолько ценные, что если бы стоял выбор, что забрать, то я бы несомненно забрала фотографии. А тут их не просто одиноко оставили на стене и в альбомах, но и цинично записали в хлам. Но хозяин-барин.

После покупки мы принялись за уборку и знаете... Рука не поднялась выкинуть вещи этой женщины, которая жила для своих детей и внуков, а они ее просто бросили...
Откуда я это знаю? Она им письма писала. Сначала писала и отправляла, без ответа. А потом перестала отправлять и три аккуратные стопочки любви и нежности так и покоились в комоде. Каюсь, прочитали... И я поняла, почему она их не отправила. Побоялась, что затеряются, а тут они в сохранности, она думала что после ее смерти они все же прочитают... А в письмах целая история, про годы жизни в войну, про ее родителей, бабушек, дедушек и пра-пра - она пересказывала то, что ей поведала ее бабушка, чтобы не умерли семейные ценности, чтобы помнили. Как выкинуть такое?

- Давай, отвезем ее детям? - со слезами предложила я мужу. - Такое нельзя выкидывать!

- Думаешь они лучше внуков? - с сомнением протянул муж. - Ни разу, вон, не появились...

- Может они старенькие, больные, мало ли...

- Я им позвоню, спрошу.

Через внуков узнали телефон и услышали бодрый женский голос:

- Ой, да выкиньте вы все! Она нам эти письма пачками слала, мы даже не читали в последнее время! ей делать там нечего было вот она и развлекалась...

Муж даже не дослушал, трубку бросил. Говорит, вот стояла бы она сейчас рядом, придушил бы!

- А знаешь что? Ты же писатель, вот и переложи эти письма на рассказы!

- Они потом предъявят...

- Да, они, я уверен, и книжки-то такие не читают! - хмыкнул муж. - Но я ради тебя съезжу к этим, тьпу, возьму у них письменное разрешение.

И он действительно съездил и оформил все нотариально. А я тем временем добралась до подполья. Знаете, в деревенских домах прямо из избы спускаешься вниз под пол и там прохладно так, вроде погреба. А там банок с соленьями, вареньями... А на каждой баночке бумажка приклеена с выцветшей надписью: "Ванятке его любимые грузди" - Ванятка умер десять лет назад, так и не пригодилась баночка; "Сонечке лисички"; "Соленые огурцы для Анатолия"; "Малина лесная для Сашеньки"...

P.S. Всего у Анны Лукьяновны было 6 детей. Все они умерли раньше нее (в основном несчастные случаи), кроме последней, поздней дочки, которая записала все в хлам...

А мама ждала, что дети приедут с внуками, заботливо катала банки, с любовью подписывала... Последние банки с грибами датированы прошлым годом, ей на тот момент было 93 года. 93 года!!! А она в лес ходила, чтобы внучкам грибов, ягод насобирать! А они...

Алиса Атрейдас
Короткие рассказики - FB_IMG_1592569113286.jpg
..Умеренность во всем есть совершенство...
свт. Григорий Богослов

Аватара пользователя
Оптимистка
Всего сообщений: 1684
Зарегистрирован: 09.10.2014
Откуда: Город на реке
Вероисповедание: православное
Дочерей: 1
Образование: высшее
Ко мне обращаться: на "ты"
 Re: Короткие рассказики

Сообщение Оптимистка »

ВераNika, Слёзы застилают глаза при прочтении таких историй. Брошенные одинокие старики при живых детях и внуках :cry:

Аватара пользователя
ВераNika
Модератор
Всего сообщений: 7835
Зарегистрирован: 24.03.2012
Откуда: Россия
Вероисповедание: православное
Имя в крещении: Вера
Ко мне обращаться: на "ты"
 Re: Короткие рассказики

Сообщение ВераNika »

Александр Авдюгин.
КРАСИВЫЙ Бог
Каждое утро Саша слышал, как бабушка тихо читала молитвы. Слов было не разобрать, только «аминь», да «Господи, помилуй». Бабушка стояла перед темными иконами, раз за разом крестилась и кланялась, а на нее сверху, со старой, источенной насекомыми доски, смотрел Бог.

Утром Бог был обычным и спокойным, а к вечеру Он менялся, становился немного страшным и строгим.
За этой, самой большой иконой, внизу были еще маленькие, лежали бабушкины документы, а также фронтовые письма деда, которого Саша не помнил, так как родился уже после его смерти. Прятались там и грозные бумажки с печатями, которые бабушка называла непонятным словом «налоги».

Днем Саша не раз подбегал к «красному углу» и смотрел вверх на Бога. Узнавал, сердится Он на него или нет. Бог обычно не сердился и никогда не плакал, хотя бабушка не раз ему говорила, что Он плачет над нашими грехами.

Что такое грех, Саша уже знал. Это, когда стыдно и хочется, что бы ни кто не увидел. Он даже друзьям рассказал о плачущем Боге, но те его убедили, что Бог за маленькими грехами не следит, только за большими, а большие только у взрослых бывают. Саша согласился, но все же иногда подбегал к иконе, проверял, а вдруг Бог заплакал…

Когда уже поспели вишни и Сашу, вместе с его друзьями, каждый день отправляли в сад - «гонять шпаков», что бы птицы вишни не клевали, бабушка сказала:
- На Троицу, в воскресенье, в церковь поеду. Куплю новую икону. Батюшка обещал привезти. Будет у нас Боженька красивый и нарядный.
Что такое «Троица» Саша не знал, а вот увидеть нарядного Бога ему очень хотелось.

В церковь бабушка уезжала рано утром, на мотовозе (была такая раньше дрезина людей перевозящая) и что бы никто внука не напугал, отправила его ночевать к дядьке Сашиному. На ночевку мальчик отправился с удовольствием. У дядьки сын был, брат Сашкин, хоть и двоюродный, но роднее не бывает. Они по-родственному и родились в одном месяце одного года.

Дядька разрешил спать на чердаке, на свежескошенном сене. Сено было мягким, пахло чебрецом и полынью. За трубой, отгороженные сеткой ворковали голуби, а в открытую чердачную дверь, в такт свербящим кузнечикам перемигивались далекие звезды. Долго шептались мальчишки о новом красивом Боге и еще о том, что утром они пораньше встанут и пойдут на протоку, к ставку, бубырей ловить.

Утром бубыри спокойно плавали в протоке, а потом запрятались под коряги. Рыбаки проспали и первых, и вторых петухов, да спали бы и еще, если бы голуби не подняли страшный шум, обороняясь от залезшего поживиться кота.
На рыбалку все же решили идти, но прежде надобно было чего-то поесть.

В кухне, на столе, под марлей, дожидались ребят кринка молока и два ломтя свежевыпеченного хлеба.
- Сеструха оставила – гордо сообщил брат, и добавил по-хозяйски, - Матери некогда. Она на ферму затемно уходит.

По дороге к протоке и пруду, ставку по-местному, заглянули в сад, по паре еще кислых зеленых яблок сорвать, да в бабушкином огороде по огурцу отыскали. Экипировку завершала старая тюлевая занавеска с двумя палками по сторонам, называемая «бреднем».

Часа два таскали братья свой невод по камням протоки и вязкому илу ставка, но кроме старой лягушки и такого же по возрасту рака с одной клешней ничего не поймали. Когда сил не осталось, а огурцы с яблоками были съедены Сашка вспомнил об новой иконе с красивым Богом.
- Бежим! – закричал Сашка, - Бабушка уже приехала давно! Слышал, как мотовоз стучал?

Мальчишки быстро вытряхнули из «бредня» остатки ила с водорослями и помчались к бабушкиной хате. Брату добежать до цели не удалось. Мать окликнула. Она как раз с фермы возвращалась и сына послала в сельпо за солью. В те годы матерей еще слушались беспрекословно, поэтому огорченный брат лишь рукой махнул:
- Ты, Саня, беги, а я позже зайду.

Дверь в бабушкину хату была уже открыта.
- Дома! – обрадовался Саня.
Сандалии слетели с ног мальчика и он, не смотря под ноги, ринулся через коридор и горницу в зал, где в углу, на столике под иконами уже стоял красивый и ласковый Бог. Он был в рамке и под стеклом. По углам Его пылали разноцветные блестящие цветы, растущие на удивительно чудных ветвях.
Сашка в онемении и восторге замер перед иконой и только через некоторое время услышал сзади причитания бабушки:
- Ох, Господи, да как же это! Как же ты не разбился-то?

Сашка оглянулся и… ничего не понял.
Там, где он только что пробежал, зияла полутораметровая квадратная дыра открытого погреба. Из него выглядывала голова бабушки, которая поднялась на несколько ступенек по подвальной лестнице и с ужасом смотрела на пролетевшего над ней и не разбившегося внука.

Онучек, Санечка, как же ты по пустому-то, прошел? – заплакала бабушка.
Сашка стоял у глубокой двухметровой ямы, смотрел в ее черную пустоту и только твердил:
- Я к Богу бежал, бежал и не провалился.
Короткие рассказики - FB_IMG_1593910801359.jpg
..Умеренность во всем есть совершенство...
свт. Григорий Богослов

Ответить Пред. темаСлед. тема

Вернуться в «Литература»